Спектакль для пустого зала?

Д.А.Тайц, к.ф.-м.н.

С колыбели Разум неизменно всматривается и с удивительным постоянством тянется к тем неуловимым вещам, которые, казалось бы, не нужны телу. Несокрушимая интуиция нашептывает, что ему, разуму, явлено сущее и существует занавес, за который можно заглянуть.

Размышляющему не оставляется никакого сомнения, что нечто, называемое Миром, явлено, показывается и просит оценки, а ключевая картина в этом показе – собственное сознание.

Со­знание – единственное понятие, где слово «знание» абсолютно. Непоправимо, неопровержимо, неустранимо. Осознающему явлен он сам, а через это – Мир.

Сознание – очень оптимистическая вещь, хочешь или не хочешь отсылает и сопоставляет себя с источником, причиной. Каким бы способом этот разум свое появление не оценивал, обязательно приходит к необходимости источника, начала, причины. Можно вполне обойтись даже без слова «религия». «Религия в пределах только разума», – метко назвал один из своих трактатов Кант. В другом, многозначимо названном трактате «Конец всего сущего» Кант привлекает метафору явленного Мира или как спектакля.

«Существование Мира, как показывает разум, имеет ценность лишь постольку, поскольку разумные существа соответствуют в нем конечной цели своего бытия; если же последняя оказывается недостижимой, то сотворенное бытия теряет в их глазах смысл, как спектакль без развязки и замысла» [1].

Кант видит в Мире не просто театр показывающий, «развлекательный», тешащий любознательность, но требующий соучастия и восхождения зрителя к «Постановщику», «Драматургу». Здесь то же зерно оптимистичности сознания, неизбежно возводящего разум к творящему. Даже чисто механическая, материалистическая аргументация оправдания сознания как результат процесса эволюции, естественного отбора, приспособления, вынуждена признать де-факто: в «мертвом», бездуховном Мире заложена возможность появления разума – нечто непротяженного, невесомого, озадачивающего умы: «физическое или ментальное?». Даже этой материальной точке зрения не избежать признания наличия порождающей потенции Духа. Невозможно отыскать приемлемое для ума объяснение его собственного появления, не приняв исходного присутствия в Мире, творящей духовной сущности.

Математический анализ, ознаменованное Нобелевскими премиями точное описание состояния первичного, микросекундного Мира, показывает отделенное бытие идеальных – сущностей, нисходящих к нашему сознанию [2].

«Я убежден в том, что математическая реальность лежит вне нас, что наша функция состоит в том, чтобы открывать или обозревать ее, и что теоремы, которые мы доказываем и великоречиво описываем как наши «творения», по существу, представляют собой наши заметки о наблюдениях математической реальности», – говорит великий современный математик Г.Харди [3].

Актуальность индивидуального наблюдателя – результат творения, и это, как ни парадоксально, показывает даже не акт веры, а сам рациональный разум и единственное недвусмысленное откровение – самосознание. «Вера» не очень нужное творцам науки слово, особенно тогда, когда они знают «О непостижимой эффективности математики в естественных науках» (Ю.Вигнер). Почти неизбежно возникновение убеждения, идущее от Абеляра и Бекона: «Человек может принять из истин веры лишь то, что согласуется с критериями разума, все остальное должно быть отброшено как ложное и противоречащее этим критериям» [4].

Есть такая наука, приблизительная и, в то же время, предсказательно самая точная, непоколебимо авторитетная; ее вердикты о направлении процессов и возможности или невозможности их реализации окончательны и бесповоротны. Это термодинамика. Беря в основу конечное состояние, финал любого энергетического процесса, термодинамика выявляет, и тем лучше, и тем точнее, чем мощнее рассматриваемый ансамбль, вероятность текущего состояния, удаление от неизбежного бесструктурного хаоса, небытия – бездны максимальной энтропии.

«Высокоэнтропийное состояние, в некотором смысле, – состояние «естественное», которое не требует какого-либо объяснения причин своего существования. Настоящей загадкой является низкоэнтропийное состояние в прошлом. Именно повсеместное присутствие состояний с ничтожно малой энтропией и есть самый удивительный факт Вселенной, в которой мы живем» [5].

Выдающиеся физики и математики, среди них Роджер Пенроуз и Стивен Хокинг, провели оценку виртуозного выбора из всех возможных состояний мира, располагающего 1088 частицами (включая фотоны и нейтрино). Выбора Вселенной, обладающей нашей конфигурацией и свойственной ей минимальной энтропией.

Этот расчет показал, с какой точностью «должен был нацелиться Творец, чтобы сотворить Вселенную, совместимую со вторым началом термодинамики» [5].

Возможности бытия нашей Вселенной удовлетворяет только один из 1010 123 вариантов!

«Эта величина свидетельствует о том, насколько точным должен был быть замысел Творца: точность составляла примерно одну 1010 123-ую. Это поразительная точность» [5].

Что же это за число? – Таких чисел в реальном мире не существует. Если принять за событие одно колебание фотона (1020 сек.), то по подсчетам французского математика Э.Бореля, для всех участников событий – частиц, фотонов, нейтрино, скрытой матери Вселенной, достаточно числа во много раз меньшего, чем 10200 [6]. Великий Пуанкаре отмечал, что «понятие бесконечности, употребляемое в математике, является модификацией понятия конечного. Например, число 1010 10 не может быть реализовано физическими возможностями» [7]. Рациональная оценка подтверждает то, что и без того следует из откровения самосознания. Вселенная не могла возникнуть «естественным» путем. В «АС» (август 2006 г.) [2] речь шла о Платоновском мире идеальных сущностей. Современная наука, в частности открытие реликтового излучения, предсказанного Гамовым, недвусмысленно показывает первичность духовной сущности как причины и организации рождения мира. Вселенная одухотворена, это проявляется в «математической крови организма Мира».

Творящее – осознающее, но не всезнающее. «Всезнающее» исключает возможность творения, возникновения, созидания, поскольку и так «все наперед известно».

Творящее неотделимо от оценки собственной работы, т.к. этот процесс деятельный, а не игра случая.

Поучительно взглянуть на слова Библейского текста, не для обоснования или привлечения аргументов в пользу постулата творения (здесь вполне достаточно собственного разума), но для поддержки наукообразных аргументов, удивительно проникновенных жизненными нюансами. В Библии поражает термодинамическая точность описания объекта воздействия Творца, вот – слова взяты из эксегетического комментария [8] – сотворено было из «тьмы безвидности и пустоты», «хаотического неустройства», из «состояния полного хаоса, в котором элементы будущего света, воздуха, земли, воды и также зародыши, жизни не поддавались еще никакому различению и были как бы перемешаны между собой. Лучшей параллелью к этим словам служит то место из Премудростей Соломона, в котором говорится, что Бог сотворил Мир из «необразного вещества» [8, стр 263] – иначе из состояния максимальной, возможно бесконечной энтропии. Из того же источника [8]: «...хаотическое неустройство приписывается лишь Земле, т.е. видимому миру. «Небо» отделяется от «Земли» и даже как бы противополагается ей в качестве благоустроенного невидимого горнего мира». Ясно, что и современные космогонические теории в таком же ключе, описывая математическим языком («горним», из Платонового мира), как бы разделяют «небесное» и видимое, материальное, особенно в начале времен.

Самое поразительное (для меня, по крайней мере) место Писания то, где Творец оценивает свою работу после каждого акта творения шесть раз: «И увидел Бог, что это хорошо», седьмой раз: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот хорошо весьма»1. «Увидел» и оценил: «хорошо». Самоотчет, самонаблюдение. Создательобозреватель и наблюдатель собственного творения, могущий, могущественный.

Свобода исключает «всезнайство». Св. Фома Аквинский – один из творцов духа европейской науки, прямо называет Творца зрителем, познавателем: «Бог, познавая самого себя, через это созерцает остальное». («Против язычников» [4]).

1В русском переводе ТОРЫ «и увидел Всесильный, что это хорошо».

Было бы абсурдно полагать, что в сверхразгоряченном первичном Атоме, который взрывом начал отсчет времени для 1025 звезд, только одной из них была придана возможность порождения рефлектирующих наблюдателей. Смешно считать, что в этой очень равномерно распределенной Вселенной семя разума было брошено только в нашу солнечную систему. Мир не может быть не наблюдаемым, поскольку, как мы экспериментально знаем, образовался, подчиняясь велению духовной-умственной субстанции тень которой, идеи в нашей голове, хотя бы, математические.

Сознания во Вселенной могут пребывать в самых непредставимых формах. Поэтому бессмысленно посылать внеземной цивилизации сигнал с изображениями джентльмена с сигарой или даже мыслителя Родена. Однако у всех разумов общая генетическая природа Платонова мира идеальных сущностей. Поэтому в поиске понятного для внеземной цивилизации пригодно послание сигнала, отображающего число пи в двоичном коде с 10–20 знаками. Это, без сомнения, будет понято умами, облаченными в любую форму [14].

С.Хокинг в книге «От большого взрыва до черных дыр» пишет, что наш мир создан именно таким, чтобы в нем обитали те, кто может этим миром восхищаться [9]. Там же: «Почему начало Вселенной должно было быть именно таким, очень трудно объяснить иначе, как деянием Бога, которому захотелось создать таких живых существ, как мы».

Абсурдно существование вещи вне восприятия (наблюдения) – вещи не элемента «показа». Рассуждения о том, что мир – театр, а мы его зрители, – тривиально, но все говорит, что это так. Мы – зрители, наблюдатели, созерцатели, актеры и постановщики – соучастники мирового спектакля. Словарь естественных наук зачастую совпадает с театральным: явления, действия, представление, акт, роль, постановка.

Великие умы, страстные зрители, поклонники, постановщики развернутого спектакля были вооружены не театральными биноклями, но телескопами интеллекта [«АС» № 5, ноябрь 2005 г.]. Такими умами желал наделить и Кант всех созерцателей. Именно для них сотворенному бытию представлен мир, как спектакль [1].

Все наблюдатели, все умы, и их, конечно, не счесть, размещены в очень «демократическом», зрительном зале. У всех привилегированные места в центре Мира. Наш 3-х мерный мир – сфера 4х мерного аналога шара. Любая точка на шаре – абсолютный, геометрический центр [«АС» № 4, август 2006 г.] [2].

«Порядок Вселенной может быть порядком нашего разума. Мы не просто наблюдатели реальности, мы ее активные участники. Природа не открытая книга, которую мы может читать как независимые наблюдатели». (Клайн «Поиски истины» [10]). Наши действия – соучастие в действии всей Вселенной [«АС» № 6, январь 2006 г.] [2]. И, конечно, неизбежное, опосредованное действие, через силы инерции от каждого движения и даже вздоха и, в какой-то мере, прямое воздействие человека на ближайший космос.

На вопрос Эйнштейна: «Может ли мышь, смотрящая на звезды, повлиять на них?», мы, участники действа, говорим: «Да!».

«Наблюдатель», лорд Томсон в 1896 г. открыл «ничтожнейшую» частицу – электрон. Мир радикально видоизменился. Радио, ЭВМ, транспорт, зондирование планет. Вся современная техника и наука.

Влияние на воспринимаемую картину мира и таким образом на «постановку мирового спектакля» не тема художественного вымысла или магического воздействия. Это совершенно реальное физическое следствие действия наблюдателя. Вполне осязаемый, экспериментально подтверждаемый процесс такого воздействия на космос вытекает следствием специальной теории относительности (СТО). Речь идет о понятии одновременности, о специфической особенности чередования событий, не связанных возможностью прямой физической связи.

Одновременность разделенных событий А и Б в физике не имеет самостоятельного статуса. Их соотнесенное бытие (событие) не онтологично. Если наблюдатель фиксирует одновременность А и Б, то для другого, движущегося наблюдателя события А и Б не одновременны, мало того порядок их может быть любым: А предшествует Б, либо наоборот. Таким образом, Вселенская картина в прямом физическом смысле может быть выстроена самим наблюдателем.

Очень яркий пример этого парадокса приводит Р.Пенроуз [5]: «Два человека разминулись на улице; для одного из них космическая флотилия Андромеды уже отправилась в путешествие, в то время как для другого решение о том, состоится путешествие или нет, еще даже не принято». «Когда наблюдения с Земли подтвердят, что флотилия в пути, тогда они, наблюдатели, сопоставят свои прошлые наблюдения и придут к заключению, что во время наблюдения одного из них решение о запуске лежало в неопределенном будущем, тогда как для другого – в определенном прошлом». Таким образом, реальная картина мира зависит от поведения, т.е. действия наблюдателя. Мир развернут, явлен и неотделим от наблюдающего разума. Может ли опустеть зрительный зал? В книге «Разум и материя» Э.Шредингера находим такие слова: «Если вам приведется созерцать тело умершего друга, когда боль утраты велика, неужели вас не успокоит сознание того, что это тело никогда не было вместилищем личности, и служило чисто символически, в качестве «практической ссылки» [12]? Великий физик, математик, говорит о единственности разума, о том, что душа одна и неуничтожима, и нет потери личного существования «и никогда не будет» (это заключительные слова шедевра «Что такое жизнь» [11]).

Единственность разума… Возможно, физик имел в виду чудо осознанного твоего Я, читатель. Ведь будь при зарождении задействована другая клетка и был бы не «ты», а, скажем, твой брат или сестра. А таких клеток в акте зарождения миллионы. Конкретное сознание – реализация одного из миллионов шансов, а если пойти дальше к родителям, предкам, то с каждым поколением показатель степени невероятности бытия твоего Я возрастает в миллионы. Любой случай в прошлом, не говоря уже о неурожаях или войнах, мог бы исключить шанс конкретного существования. Легко оценить, что для любого живущего вероятность именно его бытия измеряется в знаменателе под единицей числом, столь чудовищным, что его не может существовать во Вселенной. Та же невозможность, как и невозможность появления Мира без Акта Творения.

Для каждой личности, в том числе и для читателя этого текста, можно указать пальцем конкретного моллюска, обитавшего в теплых водах первобытного океана – пращура, от которого пошла непрерываемая цепочка, приведшая к существованию.

А сам моллюск? Его появление – непрерывная цепь, устремленная в прошлое, вплоть до «приказа» о рождении Вселенной. Не в этом ли шредингеровская единственность? Шредингер часто говорит о искусственности разобщенности разума и материи, и невозможности их влияния друг на друга для выработанной Европой формы научного стиля. Он часто обращается к Спинозе, так, в труде «Что такое жизнь» трижды приведены слова мыслителя, в частности, из «Этики»: «Ни тело не может побуждать душу к мышлению, ни душа не может побуждать тело ни к движению, ни к покою, ни к чему-либо другому (если только есть что-нибудь другое).

Шредингер поясняет: «Субъект, если хотите, это сущность, которая чувствует и размышляет. Чувства и мысли не принадлежат «миру энергии», они не могут приводить к каким-либо изменениям в этом мире энергии».

Физик полагает такое разделение – освещенной временем дискриминацией субъекта-объекта. Все это ради практической пользы. На самом деле мир и разум одно и то же и дан единожды. «Ничего не отражается. Оригинал и изображение идентичны» [12].

Обычное в физике отстраненное слово «наблюдатель» прижилось в угоду «политкорректности» разведенного с эмоцией духа науки, хотя в квантовой физике уже принимается «интерактивность» экспериментатора в трактовке опыта.

Мир всегда был воспринимаем разумом. «Было бы странно, если не смешно, полагать, что размышляющий, сознательный разум, который в одиночестве отражает становление мира, появился бы лишь в какой-то момент в процессе «становления», появился бы случайно… А до того, как это произошло, что же, имел место спектакль для пустого зала?» [12].

Разум, чувства, эмоции, которые при разработке естественных наук разделены, тем не менее, полноценно воплощались в произведениях искусства, особенно тех, где присутствует предметно-техническое творчество, подчиняемое эстетическому, гармоничному восприятию. Фреска Рафаэля «Афинская школа» – наивысший пример воплощения эстетики разума языком искусства, уверенности разумного человека в единстве души и мира. Трехарочный грандиозный храм, сквозь который видно небо, сращивание технического и эстетического разума.

Величественные фигуры божественного Платона и Аристотеля, спокойно отстаивающие свое миросозерцание, указывая на небо и землю, – миросозерцание, которое даровано ими европейской науке. Ниже, на ступенях храма, обрамленного точно ореолом сводчатыми арками, символизирующего Природу, – философы, метафизики, математики, архитекторы, живописцы. В центре, на ступенях, Диоген – философ-скептик. Архимед, Пифагор, евангелист Матфей – Великие наблюдатели. Достоинство, Красота, Разум, Свобода. Так представала гармония Разума и Мира ренессансному гению. Храм нового времени, эпохи после Галилея, Ньютона, Парижский Пантеон напоминает рафаэлев храм. Он выполнен в камне.

Здесь тоже обитель Разума и Гармонии. Пафос и радость сдержанней. В его поздемельях погребались великие люди не только Франции. Здесь склепы Гюго, Руссо, Вольтера. У входа бронзовый мыслитель Родена [13]. Четыре свода храма очень напоминают своды «Афинской школы». Небо вливается через центральный купол.

Этот храм – тоже воплощение единства искусства, науки, природы. На месте центральных фигур Платона и Аристотеля чудо – 80метровый подвес маятника Фуко. Галилеев маятник – символ таинственного равенства гравитационной и инертной массы. Здесь явлено любому наблюдателю таинство Вселенной всесвязанности, Величавое раскачивание причастно звездному небу. Наблюдатель, вошедший в храм, видит и воспринимает мир в его всеохватной целости, с его назначением быть воспринимаемым.

Литература. 1. И.Кант «Трактаты». – М.: Наука, 1980 г. 2. Ж. «Атомная стратегия» № 5, ноябрь 2005 г.; № 6, январь 2006 г.; № 3, июль 2006 г.; № 4, август 2006 г. 3. Г.Харди «Апология математика». – Ижевск, 2000 г. 4. Боргош «Фома Аквинский». – М.: Мысль, 1975 г. 5. П.Пенроуз «Новый ум короля». – М.: УРСС, 2003 г. 6. Э.Борель «Вероятность и достоверность». – М.: Наука, 1969 г. 7. Э.Чудинов «Теория относительности и философия». – М., 1974 г. 8. Новая толковая Библия. – Л., 1990 г. 9. С.Хокинг «От большого взрыва до черных дыр». – М.: Мир, 1990 г. 10. М.Клайн «Математика. Поиски истины». – М.: Мир, 1988 г. 11. Э.Шредингер «Что такое жизнь?». – Ижевск: РХД, 2002 г. 12. Э.Шредингер «Разум и материя». – Ижевск: РХД, 2002 г. 13. Н.Лагов «Париж». – СПб, 1911 г. 14. М.Рис «Наша космическая обитель». – Ижевск, 2002 г.

Журнал «Атомная стратегия» № 26, ноябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

10.2007 К скупке патентов отношусь положительно

Фонд Содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере - один из первых учрежденных государством фондов, созданный с целью продвижения на рынок разработок инженеров, ученых. Отделения Фонда работают во всех регионах страны. На вопросы редакции отвечает Николай Николаевич Ермилов, директор  ЗАО ИЛИП - официальный представительства Фонда  в Северо-Западном регионе.

2.2008 Если нужно, значит, «нано»!

Константин Гурдин, «Аргументы недели»Государственную поддержку нанотехнологий можно сравнить с советским атомным проектом. Снова все силы и средства брошены на одну – ключевую – область исследований. Объем финансирования наноиндустрии в 9 раз превышает сумму, которую Россия выделяет на поддержку фундаментальной науки. При этом, как и в случае с атомной бомбой, государство рассчитывает на быструю отдачу. Но эта ставка, скорее всего, не сыграет. В действительности «плодами нанотехнологий» смогут насладиться разве что наши внуки.

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.