Духовное первично…

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина»

Надежда на ренессанс ядерной энергетики заставила руководителей атомной отрасли, ученых, вузовских преподавателей, студентов обратить внимание на состояние дел в области ядерного образования, имеющего самое непосредственное отношение к кадровой политике в атомной отрасли.

В частности, этот вопрос обсуждался на круглом столе, состоявшемся в Санкт-Петербурге в сентябре 2006 года, во время проведения Международного ядерного форума. Круглый стол был организован по инициативе Молодежного отделения Ядерного общества России и привлек к себе внимание представителей различных поколений работников атомной отрасли.

В представленных сообщениях и выступлениях отмечалось, в частности, что работа в отрасли «не рассматривается большинством молодежи как реальный шаг к дальнейшему карьерному росту и высокому качеству жизни». Говоря о проблемах в области атомной науки и техники, отмечалось, что недостаточный интерес молодежи к ядерным специальностям связан, прежде всего, с низким уровнем оплаты труда в отрасли, особенно в НИИ.

Все это справедливо, и трудно оспаривать стремление молодежи к достойной жизни в условиях, когда сверху многое обещано, но далеко не всегда выполняется. Прошли времена, когда люди мирились с коммунальными неудобствами, со скудным питанием и скромной одеждой в надежде на светлое будущее. Уже сегодня люди хотят жить удобно и в достатке.

Трудно встать на путь бескорыстного служения науке в условиях внешних соблазнов. Трудно отдать приоритет знаниям, поступившись материальным благополучием. Поэтому выбор молодыми людьми жизненного пути зачастую не совпадает с их внутренними желаниями, интересами и образованием.

Не призывая к подражаниям, хотелось бы привести некоторые примеры служения науке из нашей российской истории. Так, вспоминая академика, трижды Героя Социалистического Труда, Юлия Борисовича Харитона нельзя не отметить исключительную скромность окружающей его житейской обстановки. Один из бывших сотрудников коллектива Арзамаса-16 Ю.Н.Смирнов отмечает: «В его коттедже стоял заурядный дешевый набор румынской мебели из нескольких самых необходимых предметов, который не был украшением даже для обычной малогабаритной двухкомнатной московской квартиры. Старинный, первого выпуска, холодильник «ЗИЛ» возвышался среди разношерстной кухонной утвари, пережив своего хозяина. Только года за три до кончины у него вместо черно-белого телевизора впервые появился цветной – скромный аппарат нижегородского производства. Один из административных руководителей Арзамаса-16, впервые оказавшись в осиротевшем жилище Юлия Борисовича, недоумевал: «Это что же – родственники уже вывезли наиболее ценное?» Ему ответили: «Нет, все на месте, как при жизни».

Мне посчастливилось побывать в этом доме через несколько лет после кончины Ю.Б.Харитона. Квартира теперь является музеем. Здесь бережно сохраняется память о нем. Все в квартире Юлия Борисовича свидетельствует о высокой культуре и скромном образе жизни ее хозяина.

Вспоминается также случайная встреча с ним в доме отдыха Минсредмаша «Мереранна» в Усть-Нарве. Казалось невероятным, что столь заслуженный работник отрасли питается в общей столовой, довольствуясь тем, что полагалось любому отдыхающему.

Нельзя также не отметить, как пишет Ю.Н.Смирнов, что «Юлий Борисович никогда и ничего не просил ни для себя, ни для своих близких. Считал невозможным».

Замечательный геолог и геохимик академик Александр Евгеньевич Ферсман, «поэт камня», как называл его Д.И.Щербаков, всегда отличался исключительной скромностью в личных потребностях. В молодые годы, находясь в Германии, в Гейдельберге, где он готовился к профессорскому званию в лаборатории известного кристаллографа В.М.Гольдшмидта, Ферсман жил весьма скромно и не хотел иметь каких-либо привилегий в сравнении со своими товарищами. Его учитель В.И.Вернадский хотел помочь ему стипендией, но Ферсман был принципиален. Он писал Владимиру Ивановичу: «…Те средства, которыми я располагаю, для здешней жизни являются достаточными, и я ни в коем случае не имею права пользоваться каким-либо материальным содействием со стороны университета… Я бы очень просил Вас не поднимать вопроса о стипендии: она поставила бы меня в слишком тяжелое положение, и, пока я нахожусь за границей и пользуюсь многими удобствами научной работы, которых мои товарищи не имеют, я пользоваться ею не имею права».

Основатель отечественной радиохимии Виталий Григорьевич Хлопин всю свою жизнь посвятил беззаветному служению науке. Он жил в условиях, которые по его положению могли бы быть и более комфортными. В 1936 году, уже будучи известным ученым, он считал для себя неудобным пользоваться какими-либо привилегиями. Так, когда В.И.Вернадский хотел помочь ему достать путевку в дом отдыха, то Виталий Григорьевич счел это неудобным и просил этого не делать. Он писал Вернадскому: «Я обдумал Ваше намерение написать в КСУ* относительно меня и очень прошу вас этого не делать. Совершенно неудобно приводить в качестве мотива предоставления мне бесплатного места в доме отдыха то обстоятельство, что я за недостатком средств не могу поехать в один из домов отдыха на общих основаниях. Я получаю, по советским нормам, большой персональный оклад, жена служит, детей у нас нет и, следовательно, формально деньги у меня должны были бы быть. По вышеуказанным соображениям я считал бы для себя крайне неудобным, если бы Вы стали ходатайствовать перед КСУ о предоставлении мне бесплатного места. Я Вам очень благодарен за Ваше намерение, но очень прошу не приводить его в исполнение…»

* Комиссия содействия ученым (прим. автора).

Непритязательно относился Виталий Григорьевич и к личным житейским проблемам. Так, в возрасте 40 лет, будучи уже долгое время заместителем директора Радиевого института, ближайшим помощником В.И.Вернадского, В.Г.Хлопин занимал вместе с женой две небольшие комнаты в большой коммунальной квартире со старомодной простой мебелью и простыми стеллажами, заполненными книгами.

Летом супруги снимали дачу под Ленинградом, в Ольгино, которое не считалось хорошим дачным местом, но было удобным для ежедневных поездок на работу.

Лишь в конце жизни В.Г.Хлопин получил отдельную квартиру на Лесном проспекте, а за два года до кончины – дачу в Комарово.

Несколько слов о решении житейских проблем в семье Вернадских. Дочь Владимира Ивановича Нина вспоминала: «Вообще мои родители любили все простое. Когда они женились, они купили самую простую мебель, какую могли найти. Одевались они тоже просто, и мама покупала самую простую и дешевую одежду и очень огорчалась, если я покупала себе что-нибудь дорогое. Это не то, что они жалели деньги. Книги, например, покупались за любую цену. Идея всего простого была идеей их «Братства», так же как и идея свободы».

Кстати, о «Братстве», представлявшем собой кружок студентов-единомышленников Петербургского университета, созданный на пороге XX века. В него входили многие будущие выдающиеся личности российской истории: Иван Гревс, Сергей и Федор Ольденбурги, Владимир Вернадский, Дмитрий Шаховской, Андрей Краснов и другие. «Братство» родилось из стремления к знаниям, к служению своему народу. Членов этого кружка объединял страстный поиск смысла жизни, жажда самосовершенствования. В основе взглядов, разделявшихся всеми членами «Братства», были три правила; работай как можно больше, потребляй (на себя) как можно меньше, на чужие беды смотри как на свои.

В музее Радиевого института им. В.Г.Хлопина посетители с интересом знакомятся с мемориальным кабинетом основателей института академиков В.И.Вернадского и В.Г.Хлопина. Здесь сохраняется обстановка, которая была при их жизни. Помимо интереса к имеющимся здесь экспонатам посетители обращают внимание на исключительную скромность обстановки кабинета, характеризующую жизненную философию его хозяев.

Хотелось бы также привести слова выдающегося нашего физика Петра Леонидовича Капицы, сказанные им в молодые годы его творчества. В письме П.С.Эренфесту из Кембриджа, где он работал в двадцатые годы прошлого века, П.Л.Капица писал: «Я смотрю на работу как на некоторое, если можно так выразиться, «эстетическое наслаждение», а англичанин все сводит к бизнесу…»

А в письме П.Л.Щербатскому читаем: «Может быть, и мне удалось достигнуть кое-каких научных достижений только потому, что я все время отвергал всякие материальные блага, стремясь только к решению задачи…»

Выбирая сферой своих занятий науку, нельзя, по-видимому, не отдавать себе отчет в том, что наука требует особых личных качеств. Главные из них это, конечно же, увлеченность процессом исследования, большая самоотдача и терпимость к временным неудобствам. Как правило, это приносит успех, а с ним – признание и материальный достаток. Приведенные в очерке примеры из истории науки лишний раз подтверждают это.

От редакции. Наверняка статья Е.А.Шашукова вызовет неоднозначную реакцию, особенно среди молодых читателей нашего журнала. Наверняка кому-то захочется поспорить с автором, а кому-то, возможно, выразить свое согласие с ним. Давайте вместе искать истину.

Журнал «Атомная стратегия» № 26, ноябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

8.2007 Опасные экологи

Дмитрий Верхотуров, «Эксперт online»В Иркутской области завершились летние акции протеста против создания Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске, на базе Ангарского электролизно-химического комбината. 16 августа в Иркутске прошел митинг, который подвел итоги двух лагерей протеста. У экологов две победы – они добились консолидации разных антиатомных движений и получили широкое освещение проблемы МЦОУ в федеральных СМИ.

5.2006 Еще раз о причинах Чернобыльской аварии

Дмитрий Стацура, начальник отдела технической поддержки Представительства ЗАО «Атомстройэкспорт» в г.Ляньюньгане, Китай, e-mail: statsuradmitriy@rambler.ru В последние годы появилось большое количество публикаций, посвященных причинам аварии на Чернобыльской АЭС. Обсуждение этого вопроса продолжается с 1986 года, и до сих пор не сложилось общего мнения. Хотя имеется ряд экзотических гипотез...

8.2007 Ядерная энергетика в космосе

Юрий Зайцев, действительный академический советник Академии инженерных наук В системах энергоснабжения космических аппаратов сегодня преобладает солнечная энергетика. Вместе с тем, несмотря на то, что КПД солнечных элементов за последнее время значительно вырос, они фактически достигли пределов своего технического развития и могут оставаться главным источником электроэнергии только на околоземных орбитах и то лишь при определенных ограничениях ее потребления бортовой спутниковой аппаратурой.