Кому достанутся РАО и ОЯТ?

В.С.Опекунов, депутат Госдумы, председатель подкомиссии по атомной энергетике
Похоже, депутаты всерьез взялись за атомную энергетику. Не так давно из-под пера спикера Госдумы Б.Грызлова вышел документ «О взаимодействии Государственной Думы и Росатома по развитию атомной энергетики». Подобного документа в практике работы законодательного органа страны еще не было. Оно и понятно – последняя из государственных энергетических монополий готовится стать акционером. Правда, пока государственным.

Вот-вот в Госдуму поступит проект закона о реструктуризации атомной отрасли. Дабы не попасть впросак, депутаты тем временем внимательно изучают отечественный и зарубежный опыт.

В октябре во Франции с рабочим визитом побывала группа депутатов Госдумы, руководителей Росатома, концерна «Росэнергоатом». Цель визита – изучить опыт реструктуризации и реформирования компании на примере компании «AREVA». Одним из самых впечатляющих моментов поездки, по словам депутата Госдумы Виктора Опекунова, было посещение предприятия по переработке ОЯТ в г.Шербуре.

– Виктор Семенович, почему именно завод по переработке ОЯТ в Шербуре привлек внимание российской делегации?

– Посещение предприятия по переработке ОЯТ в Шербуре было только частью обширной программы, которая включала встречу с членами правительства Франции, с депутатами Национального Собрания, с консалтинговыми структурами, разработчиками корпоративной модели компании «AREVA». Атомная отрасль Франции недавно претерпела существенные изменения, в результате которых была создана крупная интегральная компания «AREVA». Мы очень внимательно вникали в идеологию французских реформ, смотрели, как построена модель компании, которая сегодня является мировым лидером. В главном офисе AREVA встречались с ее руководством, обсуждали самые разные аспекты двустороннего сотрудничества, в том числе и возможность участия предприятий французской компании в международных центрах по обогащению урана. Безусловно, самым впечатляющим во всей этой поездке было посещение радиохимического завода по переработке ОЯТ в г.Шербуре. Здесь ведется переработка и регенерация ядерного топлива. Технология потрясающая!

– В чем ее особенности?

– Сегодня Франция 100 процентов первичного отработанного ядерного топлива проводит через переработку. Но этот завод в Шербуре – только первая часть цикла регенерации. Есть еще один завод на юге Франции, он производит мокс-топливо. Таким образом, у французов имеется полный цикл регенерации топлива, включающий в себя два крупных передела: радиохимические процессы по разделению изотопов отработавшего топлива и фабрикацию нового топлива с повторным запуском его в реакторы. Сегодня во Франции из 58 действующих реакторов 20 работают на мокс-топливе.

– Насколько велик объем РАО после регенерации?

– Очень небольшой. В среднем в пределах 5 процентов от общего объема ОЯТ. Металлические части ТВС прессуют в компактную форму и закладываются в соответствующие металлические емкости, в пеналы. К настоящему времени накоплено достаточно большое количество пеналов. В этом году Франция приняла закон о захоронении этих отходов. На северо-востоке Франции выбрана площадка, где на глубине 600 метров строится подземная лаборатория глубокого заложения, куда будут складироваться пеналы с возможностью их извлечения в течение 100 лет.

– В таком случае это не захоронение, а длительное хранение, если следовать терминологической точности?

– Вы правы. Именно длительное хранение. С доступом, с технологическим контролем с возможностью извлечения для последующей переработки, если такую технологию удастся создать. Французы в этом плане не в пример нам работают целенаправленно.

– Чем отличается с технологической точки зрения французское предприятие от аналогичного российского на комбинате «Маяк»?

– У нас объемы не те. Мы перерабатываем только топливо с ВВЭР-440, а французы со всех типов работающих у них реакторов. Кроме того, AREVA предоставляет услуги по переработке ОЯТ Бельгии, Германии, а также Японии. Единственное условие, РАО, согласно французскому законодательству, должны отправиться в страну «происхождения» ОЯТ.

Поразил высочайший уровень технологии. Завод в Шербуре прошел три стадии строительства, сначала был построен завод № 1, потом № 2 и № 3, то есть три линии производства. Причем все технологии совершенствовались с каждым этапом строительства.

Что касается производства мокс-топлива, то у нас этого технологического передела вообще не существует. Единственное, что мы делаем: храним расщепленные радиоизотопы в надежде, что сумеем когда-нибудь их перерабатывать.

– Но среди российских ученых имеются противники создания технологии мокс-топлива.

– Вы правы, у нас немало противников дублирования французского опыта. Кстати, я тоже отношу себя к ним. Объясню почему. Французские ученые пока не знают, что делать с отработанным мокс-топливом. И хотя, за счет даже одного цикла регенерации количество ОЯТ уменьшается и достигается экономия свежего топлива, принципиально проблема ОЯТ остается нерешенной.

Если бы подобные технологии мы в России начали внедрять лет 20 тому назад, был бы смысл идти по этому пути. А поскольку сегодня есть совершенно другие прорывные идеи, есть возможность создать реактор с неограниченным количеством циклов регенерации и запускать в него отработавшее ядерное топливо, то наша новая технологическая платформа должна предусмотреть опережающее развитие атомной энергетики на быстрых нейтронах, создание производства мокс-топлива не для реакторов на тепловых нейтронах, а для реакторов на быстрых нейтронах. Мы предложили нашим французским коллегам посмотреть на возможность двустороннего сотрудничества в области разработки нового поколения быстрых реакторов. Не секрет, что французы внимательно следят за тем, как мы активно форсируем строительство БН-800.

– И все же, что полезного мы можем взять из сегодняшнего французского опыта?

– Прежде всего, высокую автоматизацию и роботизацию производства. В камерах, где происходит регенерация топлива, за 20 лет их эксплуатации не ступала нога ни одного человека. Работники ходят по периметру здания, досмотр ведется через свинцовые стекла толщиной полтора метра. Все делается автоматически. Фабрикация топлива тоже полностью роботизирована.

– Насколько рентабельна переработка ОЯТ, какую прибыль она приносит французам?

– Понятно, что без прибыли работать никто не будет. Конкретные цифры назвать не могу, есть коммерческие вопросы, которые задавать некорректно. Но АREVA подтверждает, что открывшийся мировой рынок для нее очень эффективен. Мы поинтересовались, одинакова ли стоимость предоставляемых компанией услуг для французских АЭС и зарубежных. Французы ответили, что они работают в свободном рынке, поэтому цены у них одинаковые для всех поставщиков ОЯТ. Хотя у членов нашей делегации некоторые сомнения на этот счет все же остались.

– На каких направлениях АREVA развивает сотрудничество с Росатомом?

– На многих. У компании очень много соглашений с концерном «Росэнергоатом». Она поставляет отдельные системы на наши атомные станции, на предприятия топливного цикла. По предварительным оценкам, удельный вес компании «AREVA» в болгарском проекте «Белене», тендер на который выиграла наша компания «Атомстройэкспорт», составит 10–15 процентов. Но глубокого сотрудничества в области создания инновационных технологий, к сожалению, пока нет.

– Чтобы нам в России кардинально решить проблему РАО и ОЯТ, нужно не только строить хранилища, но и перерабатывающие мощности. Рассматривается ли в Росатоме проект сооружения завода РТ-2?

– Строительство РТ-2 должно быть связано с новой технологической платформой и с темпами создания быстрых реакторов. К 2012 году мы должны ввести в строй энергоблок БН-800, и к этому времени ответить на вопрос, каким образом будет производиться топливо для построенного реактора, вернее, не ответить на вопрос, а создать готовое производство. Кстати, на экспертном совете в ноябре-декабре мы планируем рассмотреть вопрос о создании топливного цикла для БН-800: когда, где и в какие сроки необходимо создавать новое топливо для первичной загрузки и последующего обеспечения топливом. Есть два пути. Первый – перерабатывать накопившийся плутоний, второй – попытаться создать полный замкнутый цикл и строить завод по производству мокс-топлива.

– Какое место займет переработка ОЯТ в структуре будущего Атомпрома?

– Существуют два подхода. Один – оставить переработку ОЯТ, хранение РАО в госсобственности. Второй – ввести в состав крупной корпорации. И в том, и в другом случае есть свои «за» и «против». Дискуссия находится в стадии активного обсуждения. Закон, который будет приниматься в Думе, не предусматривает поименного распределения предприятий по направлениям, в нем формируются рамочные условия реформирования отрасли. После принятия закона будет сформирована структура новой компании на основании Указа Президента РФ.

– Когда ждать президентского Указа?

– Законопроект уже внесен в Государственную Думу и готовится к рассмотрению строго в соответствии с действующим регламентом. Предварительный срок принятия Закона – январь 2007 года, после чего и следует ждать Указа.

Интервью взяла Надежда Королева

Журнал «Атомная стратегия» № 26, ноябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

11.2006 Духовное первично…

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина» Надежда на ренессанс ядерной энергетики заставила руководителей атомной отрасли, ученых, вузовских преподавателей, студентов обратить внимание на состояние дел в области ядерного образования, имеющего самое непосредственное отношение к кадровой политике в атомной отрасли. В частности, этот вопрос обсуждался на круглом столе, состоявшемся в Санкт-Петербурге в сентябре 2006 года, во время проведения Международного ядерного форума.

11.2006 Торий – источник энергии будущего?

"Ториевые реакторы способны разрешить глобальный энергетический кризис и обеспечить мир электроэнергией на всё обозримое будущее. Так считает профессор физики Эгиль Лиллестол… Профессор на протяжении многих лет ратует за создание подкритичных ториевых реакторов, управляемых ускорителями. Он надеется, что первая такая установка будет построена в Норвегии. "Я уверен, что ториевые реакторы будут построены в будущем.

7.2006 Новое решение проблемы безопасного хранения отработавшего ядерного топлива

Самаров В.Н., д.т.н., Хомяков Е.И., к.т.н, Непомнящий В.З., к.т.н. «Лаборатория Новых Технологий»; Левин Б.В., чл-корр. РАН (Дальневосточное отделение); Романовский Н.Н., проф., МГУ Сегодня Россия демонстрирует готовность взять на себя ответственность за одну из самых важных составляющих мировой стабильности – энергетическую безопасность...