ВТБ как государственный банк будет участвовать в проектах Росатома

В сентябре руководитель Росатома Сергей Кириенко и Президент – Председатель Правления Внешторгбанка Андрей Костин подписали Соглашение о сотрудничестве. О том, какие перспективы открывает подписание этого документа, редакция попросила рассказать Управляющего директора Внешторгбанка Ф.Р.Камалову.

– Фаягуль Разяповна, предшествовала ли подписанию Соглашения между Росатомом и ВТБ какая-то подготовительная работа?

– Подготовка началась еще в марте. Однако в силу чрезвычайной занятости руководителей – главы Росатома Сергея Кириенко и Президента – Председателя правления банка Андрея Костина – подписание Соглашения откладывалось. Но это и хорошо, что документ подписан сейчас. В начале 2006 года разговор мог идти только о прогнозах. А сейчас в Росатоме имеются утвержденные планы развития отрасли, где все расписано по цифрам, по годам, по направлениям.

Сразу после подписания Соглашения состоялись переговоры между двумя нашими руководителями, намечены определенные направления для дальнейшего развития сотрудничества. Пока мы не можем их озвучить, так как предстоят встречи с руководителями Росатома, руководителями предприятий. Все детали будущих совместных проектов будут активно прорабатываться. Сейчас идет обычный в таких случаях переговорный процесс.

– Сергей Кириенко заявил, что «для обеспечения значительной доли рынка потребуется масштабное финансирование». Как ВТБ намерен включиться в выполнение этой задачи?

– Сергей Владиленович, конечно же, имел в виду не только Соглашение между ВТБ и Росатомом. Федеральное агентство заинтересовано в сотрудничестве со многими ведущими банками страны. Один банк не справится с финансированием поставленных перед отраслью задач. Масштабное финансирование отрасли будет невозможно и без участия государства. Что касается ВТБ, то наш банк как государственный банк просто обязан участвовать в проектах Росатома, утверждаемых на правительственном уровне.

– Имеется ли у ВТБ перспективный план сотрудничества с атомной отраслью? Если – да, то какие в нем приоритетные направления?

– Кроме общего Соглашения с Росатомом, у нас есть более детализированные Соглашения о сотрудничестве с предприятиями – концерном «Росэнергоатом», «Уральским электрохимическим комбинатом», с «Электрохимическим заводом» и другими. А из приоритетных направлений можно выделить на текущий момент строительство АЭС в России и за рубежом, сотрудничество во внешнеэкономической деятельности. Среди проектов можно назвать долгосрочный договор с «Росэнергоатомом» по финансированию продления срока службы реакторов на Ленинградской атомной станции. Через «Атомстройэкспорт» ВТБ продолжает активно кредитовать строительство АЭС за рубежом. Правда, в зарубежном строительстве участвуют не долгосрочные кредиты. Но за счет них мы помогаем «Атомстройэкспорту» обеспечить стабильную текущую работу.

– Вы назвали долгосрочный кредит для ЛАЭС. О каком сроке идет речь?

– О четырехлетнем.

– На каких условиях ЛАЭС получила кредит?

– Не буду называть конкретные цифры. Но, поверьте на слово, условия очень хорошие. Они согласовывались «Росэнергоатомом» на уровне Минэкономразвития, что вполне объяснимо – речь идет о стратегически важном объекте как для области, так и для страны.

– В каких наиболее крупных проектах атомной отрасли в стране и за рубежом ВТБ сегодня участвует?

– Внутри страны – это ЛАЭС. Второй крупный проект – обслуживание международного контракта с США ВОУНОУ. Мы занимаемся им уже несколько лет.

– Какие банковские продукты особенно востребованы предприятиями атомной отрасли, а какие не совсем оценены финансовыми службами Росатома?

– Не могу назвать ни одного банковского продукта, каким бы не пользовались предприятия Росатома. В атомной отрасли работают финансисты очень высокого уровня. Жизнь заставляет их быть в курсе всех событий. Наверное, в тяжелые времена у наших финансистов­атомщиков выработался иммунитет в выборе наиболее эффективных вариантов сотрудничества с банками. Современные экономисты хорошо понимают, что им выгодно, а что нет, устраивают мини-тендеры даже по краткосрочным кредитам, запрашивают условия разных банков, сравнивают. И выбирают для себя максимально комфортные условия.

Я испытываю огромное удовольствие от общения с этими людьми, многому учусь у них сама. Мы часто ездим к ним, общаемся, на месте решаем возникшие проблемы, вопросы.

– Какие командировки были самые последние?

– В Новоуральск, Железногорск и Зеленогорск. В прошлом году в г.Новоуральске мы открыли допофис для комплексного обслуживания Уральского электрохимического комбината, его сотрудников и жителей города. На УЭХК идет реализация крупного зарплатного проекта. ВТБ за первое полугодие выдал сотрудникам комбината около 14 тысяч пластиковых карточек, установил в городе необходимое количество банкоматов. Вообще организация обслуживания крупнейшего комбината и его сотрудников относится к числу серьезных проектов, реализованных банком. В Зеленогорске у нас также открыт допофис. С представителями ЭХЗ мы обсуждали условия кредитования строящегося мини-завода «W». Строительство началось в 2005 г. и будет продолжаться в течение четырех лет. В прошлом году ЭХЗ уже брал первый кредитный транш на приобретение французского оборудования для завода, в августе текущего года мы выдали второй транш. Пока кредиты для ЭХЗ краткосрочные, в дальнейшем планируем выдавать долгосрочные. ЭХЗ – наш давний партнер, это предприятие – одно из тех, кто пользуется всеми видами банковских услуг в ВТБ. В Железногорске мы готовимся открыть допофис в этом месяце для обеспечения комплексного обслуживания ГХК и НПОиПМ им М.Ф.Решетнева (предприятие космической промышленности). Это также наши давние клиенты, допофис мы открываем для приближения наших услуг клиентам и повышения оперативности в работе.

– Сопровождали ли представители ВТБ Президента страны в его поездке в ЮАР? Там ведь были подписаны документы по сотрудничеству и в ядерной энергетике.

– Представители ВТБ очень часто сопровождают высших лиц государства в их поездках по стране и за рубежом, когда подписываются экономические соглашения. В частности, во время последних поездок Президента России в ЮАР и Китай, премьер­министра в Индию в составе российской делегации были представители Внешторгбанка.

– ВТБ – один из немногих банков России, обладающий обширной сетью дочерних банков во многих странах мира, а также банков-корреспондентов. Насколько важен этот фактор для атомной отрасли, строящей одновременно пять атомных станций за рубежом и планирующей дальнейшую активную экспансию на зарубежный рынок?

– ВТБ имеет статус международной банковской группы. В шести странах у него открыты дочерние банки: в Великобритании, Германии, Франции, Австрии, Швейцарии, на Кипре. В более чем 100 странах мира действует корреспондентская сеть. Кроме того, банк активно работает над созданием банков на территории СНГ. У нас два банка на Украине, по одному в Грузии и Армении. Продолжаем активно работать в этом направлении с Казахстаном, Киргизией. Конечно, для атомной энергетики фактор экспансии банка на зарубежные рынки весьма благоприятен. Представьте, атомщики приходят в новый регион, а мы уже готовы их обслуживать. В Китае и Индии, где российские компании ведут большое строительство, к их услугам представительства ВТБ.

– После убийства первого заместителя ЦБ Андрея Козлова наверняка последует ужесточение контроля деятельности банков. Какое влияние эти меры могут оказать на взаимоотношение ЦБ с коммерческими банками и с ВТБ?

– Только положительное. Эти меры необходимы, если мы дожили до того, что убивают людей, которые регулируют отношения внутри банковского сектора, борются за оздоровление экономики страны. Государству нужно обратить внимание на эту сферу деятельности ЦБ, чтобы предотвратить подобное развитие событий в будущем. Андрей Козлов пользовался огромным уважением среди банковского сообщества. Его смерть – серьезная потеря и для ЦБ, и для страны.

– Совсем недавно на заседании Правительства премьер­министр Фрадков обязал министра финансов Кудрина снизить банковские кредитные ставки для промышленности. Как вы считаете, по силам ли ему выполнить указание премьер­министра?

– Чтобы к этой конечной цели прийти, министру финансов придется сначала оздоровить экономику, снизить инфляцию. А когда эта задача будет решена, банковские проценты сами собой упадут до уровня мировых. Они и сейчас падают, может быть, не так быстро, как хотелось бы всем нам. Но нужно понимать, что стоимость кредита зависит от стоимости ресурсов. Их мы покупаем у компаний внутри страны и у населения. И те, и другие размещают эти деньги с целью уберечь их от инфляции, с целью заработать. Естественно, если инфляция высокая, никто нам эти деньги дешево не продаст. Сегодня банковская маржа и так значительно минимизировалась по сравнению с прошлыми годами и продолжает падать. Но в убыток себе ни один банк работать не будет. Подход всех банков к финансированию предприятий примерно одинаков: сначала каждое предприятие изучается на предмет его кредитоспособности, и только затем определяется кредитная ставка. Для кого-то она выше, для кого-то ниже. Все зависит от того, насколько минимизирован риск в этом кредите. Естественно, если кредит выдается под гарантии правительства, там другие цены.

– Более низкие?

– Разумеется.

– Но проблема не только в величине процентной ставки, но и в отсутствии у банков «длинных денег»?

– Сегодня для крупных промышленных предприятий такого понятия, как «отсутствие длинных денег» нет. Долгосрочные кредиты мы свободно выдаем: до десяти лет – валютные. По рублевым кредитам жестких ограничений по срокам также нет. Каждый проект оценивается индивидуально.

– Почему же предприятия редко прибегают к долгосрочному кредитованию?

– Наверное, не готовы пока брать «длинные деньги».

– А есть среди них такие, кто находится у вас в «черном» списке, – ваши должники?

– Нет таких. Есть предприятия, у кого менее устойчивое финансовое положение, и те, у кого оно более устойчивое. Мы всегда учитываем, какое значение это предприятие имеет для экономики страны, насколько перспективно оно развивается. Не было случая, чтобы мы кому-то отказали в кредите. Наоборот, мы пытаемся найти общий язык со всеми.

– В последний раз мы с вами разговаривали девять месяцев назад. Прослеживается ли тенденция развития атомной отрасли?

– Девять месяцев – слишком маленький срок, но в целом показатели улучшаются. У всех основных предприятий идет рост объемов производства. Предприятия ядерно-топливного цикла активно модернизируются, некоторые воспользовались лизинговыми операциями.

– В конце сентября Дума должна рассмотреть проект создания акционерного холдинга «Атомпром» со 100процентной долей государственного капитала. Многие ФГУПы будут преобразованы в ОАО. Как скажется реформирование атомной отрасли на взаимоотношениях банков с предприятиями? Проводит ли ВТБ подготовительную работу в преддверии акционирования?

– Реформирование осуществляется с целью дальнейшего развития атомной отрасли. После акционирования наши отношения с атомно-промышленным комплексом, по нашему мнению, изменятся в лучшую сторону. Организационно-правовая форма ФГУП ограничивает деятельность предприятий. Для многих операций требуется согласие собственника. Приходится много времени тратить на оформление бумаг. Акционирование повысит оперативность в работе с банками. Специальной подготовки ВТБ к акционированию предприятий не требуется.

– ВТБ активно участвует в покупке акций российских и международных высокотехнологичных компаний. Возможна ли в будущем покупка банком акций «Атомпрома» в случае его приватизации?

– Я бы не сказала, что мы активно скупаем акции, для нас приоритетной была и остается банковская деятельность. А что касается покупки акций «Атомпрома», если она будет отвечать интересам обеих сторон, почему бы не поучаствовать в этой операции. Мы не исключаем такую возможность.

– А оказывает ли ВТБ брокерские услуги?

– Разумеется, ВТБ оказывает брокерские услуги. Но поскольку все основные предприятия атомной отрасли находятся в государственной собственности и не работают активно на фондовом рынке, они не пользуются этим видом услуг.

– За несколько дней до подписания Соглашения с Росатомом ВТБ подписал еще одно Соглашение – с РАН. Тем самым государство в лице Внешторгбанка всерьез обратило внимание на науку. Означает ли это, что и с научно-исследовательским комплексом атомной отрасли ваше сотрудничество будет развиваться более продуктивно?

– С атомной отраслью мы начинали работать поэтапно. Сначала кредитовали предприятия ядерно-топливного цикла, затем – производство боеприпасов. Сейчас пришла очередь и для науки. В этом году мы прокредитовали, например, НИИАР в г.Димитровград.

– На какие проекты пошли кредиты?

– На текущую деятельность.

– В 2007 году планируется начать строительство плавучей станции в Северодвин­ске. Задействован ли ВТБ в реализации этого проекта?

– В июне «Росэнергоатом» и Севмаш подписали договоры по строительству станции. Оно начнется, скорее всего, со следующего года. В любом случае «Росэнергоатом» и Севмаш – наши давние клиенты. На сегодняшний день переговорный процесс с ними продолжается, но поскольку строительство на начальной стадии, больших денежных вливаний в него не требуется.

– Какие программы ВТБ направлены на улучшение социальных условий жителей ЗАТО и работников предприятий атомной отрасли?

– Открывая допофисы на территории ЗАТО, Ипотечный кредит в нашем дочернем банке ВТБ24 можно взять на 25 лет без первоначального взноса.

– Кредитный портфель группы ВТБ достиг 20 млрд долларов, лимиты на атомную отрасль составляют 17 млрд рублей. Вы планируете наращивать объемы?

– Разумеется. 17 млрд – это не предел. Возникнет потребность, будем наращивать объемы кредитования и дальше.

Подготовила Н.С.Королева

Журнал «Атомная стратегия» № 25, сентябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

1.2009 Мировое хозяйство или глобальная экономика?

В.М.Коллонтай, д.э.н., проф., гл.н.с., Институт мировой экономики и международных отношений РАН, МоскваО глобальной экономике говорят сейчас очень много. Этот термин как бы призван обобщить те новые явления, которые возникли в мировом хозяйстве за последние десятилетия. При этом каждый вкладывает в него свое собственное содержание. Поэтому начнем с уточнения подходов. Если под глобальной экономикой подразумевать результаты бурного роста международной торговли и инвестиций, то здесь явно есть обширная тема для разговора.

9.2006 Стойкая к радиации

Ученые ЦНИИ КМ «Прометей» закончили экспериментальные исследования свойств новой радиационно-стойкой марки стали, так называемой малоактивируемой. По сравнению с используемыми сегодня материалами, эта сталь обладает быстрым спадом наведенной радиоактивности после воздействия нейтронного облучения. Это значит, после вывода из эксплуатации реактора она не будет оказывать столь вредного радиационного воздействия на окружающую среду.

5.2009 Перспектива развития энергетики с точки зрения науки

Н.Н.Пономарев-Степной, вице-президент Курчатовского института, академик РАН: - Наверное, 47 лет назад… я летал на самолете с атомным реактором. Вы знаете, тогда действительно атомная отрасль накопила очень могучие силы и мозговые, и интеллектуальные, и производство, и хотела попробовать эти силы в самых разных направлениях. В том числе, это атомный самолет, атомная ракета, т.е. ракета с ядерным двигателем, и космические установки… Я назову это ближайшее время…