Ни слова о человеческом факторе

В.М.Мурогов, д.т.н., профессор Обнинского технического университета атомной энергетики

Концепция как зеркало ядерной энергетики

Обнародованная и утвержденная Правительством «Концепция…» – практически первый официальный документ, позволяющий обсуждать планы и намерения нового руководства Росатома.

«Концепция…» является отражением противоречивой ситуации, сложившейся в развитии ядерной энергии (ЯЭ) и ядерных технологий в нашей стране.

С одной стороны, признается (в том числе в выступлениях Президента РФ), что ядерные технологии (оборонные, как минимум) являются основой державности России. С другой стороны, в сознании обывателя развитие ядерных технологий ассоциируется с ролью ядерного оружия как главного фактора, влияющего на безопасность страны, а роль ЯЭ рассматривается в рамках одной из составляющей энергетического рынка.

Между тем в развитых странах Запада ядерные технологии вышли далеко за рамки энергетики и все больше играют определяющую роль в социально-экономической жизни общества – через влияние на здоровье и др. условия жизни человека (превосходя по объему «бизнеса» энергетическую составляющую в несколько раз (в США – в 6–7 раз)).

Действительно, энергия, электроэнергия – это не самоцель, а средство развития человеческого общества. Как сформулировал на одной из научных сессии МАГАТЭ доктор Натамбаран (тогда в 2000 году Председатель Комиссии по атомной энергии Индии, а затем Советник Президента Индии): «Наиболее общим, комплексным показателем успехов развития общества является продолжительность жизни человека в нем, а энергетика – важнейший механизм, составляющая эффективности решения этой проблемы – и ключевую роль здесь играет ядерная технология».

В то же время специалисты-ядерщики на разных уровнях доказывали и пытались достичь понимания руководства, что ядерная технология во всех ее проявлениях взаимосвязана и является основой стабильного и безопасного развития страны.

Принятая «Конференция…» во многом отражает проблемы развития ядерной отрасли, опираясь на общепризнанные преимущества системного и комплексного подходов.

По мнению ее разработчиков, в «Конференции…» отражены все основные проблемы развития атомного энергопромышленного комплекса, включая добычу, производство и переработку ядерного топлива, строительство атомных станций с учетом необходимости восстановления атомного машиностроения, решение проблемы радиоактивных отходов. Упомянута также необходимость научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для реализации новой технологической платформы, ставшей популярной темой в последнее время.

Что принципиально важно (и подчеркивается разработчиками «Конференции…») – это системный подход к роли ядерной технологии в решении проблем энергетически безопасного и стабильного развития России, в том числе обоснована необходимость и целесообразность решения проблем программно-целевым методом.

«Усреднение» вместо роста

Со всем этим можно согласиться, если рассматривать только энергетическую составляющую ядерной технологии и ее материальные составляющие (оборудование, топливо, финансы, структура).

С другой стороны, во всей «Концепции…» нет ни слова о человеческом факторе, о проблеме кадров в ядерной отрасли. Где те инженерно-технические и научные кадры, способные реализовать новую государственную программу? И все рассмотрение в «Конференции…» ограничено «энергетически-технологическим» узковедомственным, а не социально-ориентированным, или государственным подходом к роли ядерных технологий в жизни страны. Отсутствует анализ роли ядерных технологий для решения проблем здоровья, продовольствия, развития фундаментальной и прикладной науки.

Сейчас Росатом сумел «избавиться» от системы высшего профессионального образования. Все ядерные кафедры и вузы – в том числе МИФИ, ОИАТЭ – переданы в общую систему Минобразования и науки. Очередное «усреднение» вместо роста до лучших образцов. А что происходит в мире? Ведущие ядерные державы и развивающиеся страны учли плодотворный опыт образования, в том числе и в России. На базе ведущих международных ядерных организаций по инициативе Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) создана глобальная специализированная система ядерного образования: Всемирный ядерный университет. В рамках регулярной программы МАГАТЭ образована приоритетная программа по сохранению ядерных знаний, прежде всего, по самому перспективному направлению – в области реакторов на быстрых нейтронах. По своей сути – обе инициативы МАГАТЭ – Всемирный ядерный университет и Сохранение опыта и знаний инновационных разработок в ЯЭ – являются логичным развитием инициативы Президента РФ на Саммите ООН: реализация инновационных технологий невозможна без нового пополнения инженеров и ученых.

Очередной парадокс. Россия – наиболее продвинутая страна в развитии реакторов на быстрых нейтронах и в области высшего образования – не имеет сейчас национальной программы сохранения ядерных знаний и опыта, (пора уже заводить «Красную книгу» утерянных ядерных технологий), так же как не имеет и национальной программы участия во Всемирном ядерной университете.

Руководители крупнейших ядерных центров (Обнинск, Димитровград, Томск, Саров и др.) понимают проблемы и пытаются на местах спасать ситуацию в кооперации с местными вузами. Основные кадры многие из предприятий, прежде всего ЗАТО, готовят сами. Но сколько наиболее энергичных и талантливых с воображением и интеллектуальной дерзостью молодых людей сманят местные СП, банки и другие коммерческие организации?

Кто подхватит знамя?

Как отмечается во многих публикациях, особая парадоксальность ситуации состоит в том, что (а) государственные доходы сегодня велики как никогда за всю историю новой России и (б) заклинания о стремлении перейти к «экономике знаний» как никогда громогласны. При этом оплата труда научного сотрудника или преподавателя вуза, имеющего ученую степень, в 2–3 раза ниже, чем у неквалифицированного рабочего, в 11–15 раз ниже, чем у наемного торгового работника (т.н. менеджера по продажам), и едва превышает прожиточный минимум. Стоит ли говорить о том, что «экономика знаний» не является продуктом торговых операций, что сама собой она не возникнет и что, как ни горько в этом признаваться, сегодня мы гордимся, в основном, своими прошлыми научными достижениями и по инерции уповаем на высокий в прошлом уровень образования?!» /А.Ф.Нечаев, С.-Петербургский государственный технологический институт (технический университет), «Атомная стратегия XXI», 2005/.

Кто подготовит исследователей и проектировщиков, специалистов по материалам и радиационной защите, выводу из эксплуатации, да и просто высококвалифицированных техников и рабочих для создания новой технологической платформы (НТП), для строительства и эксплуатации АЭС и предприятий ЯТЦ? По самым скромным оценкам, уже в следующие годы необходимо увеличить прием по всем этим специальностям более чем на порядок (вместо одной новой АЭС за последние 5 лет – 2–4 АЭС каждый год, не говоря уже о снятии с эксплуатации, обращении с отходами, развитии предприятий ЯТЦ).

При сохранении существующего положения, трудно будет полностью укомплектовать хотя бы одно работоспособное КБ, проектную организацию и организацию научного руководителя. Через несколько лет в лучшем случае можно будет найти тех заслуженных специалистов, кто сможет вспомнить и рассказать (кому?) как они разрабатывали ВВЭР-1000, БН-800. Но кто будет разрабатывать и реализовывать проекты ВВЭР-1500 и БН-1800? Средний возраст ведущих специалистов и ученых: кандидатов наук – за 50, докторов – за 60. /См. последнюю статью академика С.П.Капицы в «АиФ» № 45 «До сих пор живем на проценты с атомной бомбы»/.

Где выход?

Одним из известных решений стратегических государственных задач, или программ, является создание многопрофильных научно-образовательных интегрированных центров, способных собрать, сохранить бесценные знания и опыт на наиболее важных, ключевых направлениях, таких как технология замкнутого ЯТЦ и быстрые реакторы на его основе, «малая ядерная энергетика» на основе уникального опыта создания советских АПЛ (более 400) и т.п.

Понимая инертность и зачастую некомпетентность бюрократических структур, мы решили действовать «снизу». На базе Обнинского государственного технического университета атомной энергетики (ОГТУАЭ) создана Ассоциация ядерной науки и образования. Она сформирована на общественных началах силами известных ученых-энтузиастов, среди которых, например, академик РАМН А.Ф.Цыб, академик вице-президент РНЦ «Курчатовский институт» Н.Н.Пономарев-Степной. В Ассоциацию входит РНЦ «Курчатовский институт», РНЦ «Институт теоретической и экспериментальной физики». Ассоциация – некоммерческая организация, она открыта и для других участников. Первый практический шаг Ассоциации – в декабре 2006 в г.Обнинске пройдет научная сессия (под эгидой МАГАТЭ) «Ядерные технологии для человека в XXI веке».

Наши усилия нашли поддержку МАГАТЭ и ВЯУ: РАЯНО первая российская организация, получившая согласие на официальное использование символа Всемирного ядерного университета. Это закладывает также основу для международной кооперации, без которой сегодня нельзя рассчитывать на продвижение сложнейших технологий. Стоит упомянуть, что во всех «ядерных» странах созданы и развиваются Центры сохранения знаний и опыта – Центры ядерного образования:

• ENEN (Сеть европейского ядерного образования), включающая более 20 университетов и 6 научных центров из 17 стран Европы;

• ANENT (Азиатская сеть ядерного образования), учрежденная по инициативе Японии и Ю. Кореи;

• WUN (Глобальный исследовательский альянс «Всемирная сеть университетов») на базе Великобритании;

• UNENE (Университетская сеть совершенствования ядерных технологий) – в Канаде;

• NEDHO – Организация руководителей ядерных департаментов 41 университета в США.

Вкладываются десятки миллионов долларов на поддержку ядерного НИР в университетах Великобритании, Западной Европы, США, Канады, Японии, Ю. Кореи и др.

Правительства и негосударственные инвесторы расценивают вложения в «ядерное» образование и науку как экономически выгодное вложение капитала. При этом основополагающей, по-видимому, является следующая логика: если не выделять целевым назначением дополнительные средства для стимулирования интенсивного развития специальных знаний, шансы на заметный прогресс ядерно-промышленного комплекса минимальны, что может негативно отразиться на экономике и на социальных гарантиях для населения, и в целом – на уровне национальной безопасности страны. Социально-политический аспект, выходящий за рамки энергетического рынка, отсутствует в новой «Концепции…», представленной Росатомом.

В заключение – если развитие ядерной энергетики становится наконец-то стратегической задачей государства, оно должно взять на себя ключевую роль в выполнении программы подготовки кадров, включая целевое финансирование и оснащение профильных Центров, институтов и кафедр. Необходимость концентрации средств и специалистов высокой квалификации, их целевого, эффективного использования неизбежно приводит к выводу о необходимости иметь многопрофильные интегрированные научно-образовательные центры на базе крупнейших ядерных центров страны: в Обнинске, Димитровграде, Томске, Красноярске и т.д. Вспомним год 2004, годовщину Чернобыльской катастрофы, что в основе ее, за ней стоит некомпетентность не только операторов, но и разработчиков и руководителей самого различного уровня. Только образование, только профессиональные знания и опыт не дадут повториться подобному, не дадут нам упустить шанс решения проблем, стоящих перед нашей страной. Сейчас к управлению отраслью пришла энергичная команда менеджеров нового поколения, но где та армия молодых, высокопрофессиональных специалистов, где тот штаб умудренных опытом научных лидеров и компетентных организаторов, способных не только к реконструкции отраслевых структур, но и к наполнению их знаниями и бесценным опытом, без которых любые самые новые платформы – не жизненны? Ответа на эти вопросы в «Концепции» пока нет.

Журнал «Атомная стратегия» № 25, сентябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

1.2007 Эффект серийности

Деньги считают все, и богатые, и бедные. Особенно, когда речь идет о деньгах, измеряемых миллиардами долларов. А именно такими суммами оперирует сегодня атомная энергетика. Неудивительно, что в тендерах на строительство атомных энергоблоков ценовой фактор подчас становится определяющим при выборе победителя. Ф.М.Митенков, научный руководитель ФГУП «ОКБМ», академик РАН Б.А.Авербах, д.т.н., гл. специалист отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ» И.Н.Антюфеева, инженер­конструктор 1 категории отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ»

11.2009 Инвестиционные решения

А.Б.Крутик, д.э.н., профессор,  Заслуженный деятель науки РФ; Никольская Е.Г. , к.э.н, Решетова М.В., к.э.н.,  Санкт-ПетербургСоздание новых и реконструкция старых предприятий, строительство жилья, других объектов социальной сферы, создание новых рабочих мест зависит от процесса инвестирования. Источником инвестиций являются сбережения, представляющие собой располагаемый доход за вычетом расходов на личное потребление.Инвестиции будут выгодны только в том случае, когда ставка банковского процента не превышает ожидаемой нормы прибыли, иначе инвестору выгоднее размещать свои средства на банковских счетах.

6.2007 ПЛАВУЧИЕ АЭС: «ХРОМАЯ УТКА» РОСАТОМА

Надежда Попова, «Аргументы неделi»В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал. После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем? Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф.