НИОКР для НИОКР?

На вопросы редакции журнала «Атомная стратегия» отвечает директор НИИ атомных реакторов г.Димитровграда А.В.Бычков.

Вопрос: В чем отличие нынешней Концепции федеральной целевой программы «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на перспективу до 2015 года» от программ, концепций и стратегий, предлагаемых за последние 15 лет?

Ответ: Концепция ФЦП «Развитие…» – документ, который можно одновременно назвать и революционным, и эволюционным. Его содержание диктуется развитием экономики России и российской научно-технической готовностью. Вспомните хотя бы «Стратегию развития атомной энергетики России в первой половине XXI века»… Многие позиции новой ФЦП есть продолжение «стратегий» прошлых десятилетий и последних лет. (Но всему свое время!). Эволюционность ФЦП в том, что она базируется на существующей технологической платформе и преследует чисто экономические цели. В этом и ее революционность. Ведь ранее все программы развития АЭ включали кроме банального интенсивного строительства, еще много других моментов, связанных с внедрением новых разработок. Если посмотреть на Концепцию ФЦП без учета подготовительных дискуссий по НТП (Новой технологической платформе), то ясно, что в нее включены только работы по интенсивному вводу типовых реакторов, и лишь малая доля посвящена следующему этапу развития АЭ (причем только в виде одного, наиболее подготовленного направления – БН-800). Это важнейший момент, свидетельствующий о смене экономической и управленческой парадигмы руководства Средмашем-Минатомом-Росатомом. Вновь вернулась «целеопределенность управления».

Революционный характер ФЦП и в том, что чуть больше, чем за полгода на достаточно понятный уровень, с точки зрения технологического развития, выведена вся предстоящая система развития атомной энергетики – как одна из системоопределяющих отраслей развития народного хозяйства. Сказано главное – нужно строить! А для того, чтобы пускать и эксплуатировать, надо развивать «головной» топливный цикл (добычу, обогащение, производство уранового топлива). Чтобы за стройкой оставались мощные тылы, нужно по-новому посмотреть на использование старых технологических решений, развивать систему обращения с радиоактивными отходами и облученным ядерным топливом. И, конечно же, несмотря на то, что основные деньги уйдут именно на развитие, необходимо заниматься и выходом на новые ядерные системы и системы топливного цикла, такие как на быстрых реакторах, с последующим переходом на наиболее совершенные новые ядерные системы. Во всей Концепции очень понятна логика, поскольку, действительно, основой дальнейшего и научного, и технологического развития атомной энергетики должен стать тот киловатт, который будет произведен на существующих и вновь строящихся станциях. В Концепции определено, что в последующем научные и опытно-конструкторские работы будут финансироваться непосредственно из собственных средств концерна.

Вопрос: Вы считаете, что этих средств будет достаточно для развития НИОКР в отрасли? И как вы в целом видите положение атомных НИИ в свете Концепции ФЦП?

Ответ: Не намного ошибусь, если скажу, что эта Концепция будет иметь тяжелые последствия для многих атомных НИИ. Но в этом еще одна сторона ее революционности.

С точки зрения многих специалистов, работающих в нашей отраслевой науке (к которой относится и наш институт), предполагаемый новый концерн видится несколько ущербным, «уж больно мало денег положили на НИОКР…». Но давайте подумаем: если мы не построим атомную энергетику, как действительно системообразующую энергетическую отрасль, то зачем вообще нужны будут затраты на НИОКР?

НИОКР для НИОКР?

Но, по-видимому, для российской атомной энергетики как технологической системы это время прошло – тратить деньги без выхода на конкретный результат уже нельзя. Поэтому на вопрос, почему такие мизерные суммы заложены на НИОКР, я бы ответил так: это не мизерные суммы, это начало, это развитие. Вспомните: несколько лет назад в рамках НИОКР Минатома разрабатывалось как минимум 5–7 различных реакторных систем, а что мы имеем сейчас? Для АЭС-2006 приходится использовать, грубо говоря, модернизированный ВВЭР-1000. Если кто-нибудь из критиков подсчитает, сколько средств разошлось по институтам для разработки новых реакторов за последние годы, станет очевидно, что эти средства были больше средствами поддержки институтов, а не средствами для развития. Вспомним программу «БРЕСТ». С моей точки зрения, это была и есть самая яркая прорывная работа последнего десятилетия. Сделать прорыв в технологию со стола разработчика, минуя традиционную этапность, – смелый и правильный шаг. Но чем глубже анализируешь ситуацию, тем сильнее возникает ощущение, что большая часть средств была потрачена на «бумагу», а вовсе не на проверку и разработку ключевых технических решений. (Многие со мной не согласятся, но оставляю за собой право на собственное мнение).

Т.е. мы имеем дело с привычной системой (или, что более точно, с привычкой к системе) и, если мы ее не перестроим, никакого развития не будет. Именно поэтому надо перестраивать систему атомным НИИ.

Что мы сейчас видим во многих НИИ, в том числе и в нашем институте – НИИ атомных реакторов? С одной стороны, – достаточно мощная экспериментальная и интеллектуальная база. Но во многих организациях (особенно это видно в институтах, которые имеют достаточно большую историю) эта база уже далеко не соответствует современным требованиям как с точки зрения безопасности, так и с точки зрения возможности ее широкого использования для научных и других нужд. Этой базой нужно заниматься! Прежде всего, необходимо провести детальную инвентаризацию и выяснить, что же в этом перечне будет необходимо для развития атомной энергетики (как для первой ее фазы, так и для последующих), что будет необходимо для фундаментальной науки. Инвентаризация – это первый этап. И только после этого нам нужно будет реорганизовать систему НИОКР вокруг Росатома (или Атомпрома).

Но надо быть осторожным и не наломать дров.

К счастью, или, к сожалению, многие экспериментальные установки имели многоцелевое назначение. Инвентаризация их функций и выделение функций, потребных для развития АЭ, повлечет за собой пересмотр содержания атомных НИИ в том виде, в каком они существуют. Мне, как человеку, который не так давно поменял род своей деятельности, это весьма очевидно. Я вижу, что в нашем институте и у многих наших партнеров есть достаточно крупные экспериментальные «блоки», которые не вписываются в систему ФЦП «Развитие…». Действительно, эти установки могут находиться где-то «сбоку», может быть, в другой системе, например в системе Академии наук. Но очевиден вопрос: почему новая организация, которая будет формироваться в атомной энергетике, должна содержать эту базу, которая ей не будет нужна?

То есть «через призму Концепции», положение атомных НИИ смотрится далеко неоднозначно!

С другой стороны, возможная оптимизация и последующая коммерциализация отдельных ядерных установок, находящихся в российских атомных НИИ, позволит дать им новую жизнь. А иногда надо честно признать, что есть и «старье», и его надо просто закрывать. (Если ваш автомобиль произведен 20 лет назад, но вы в него «влюблены», то надо иметь либо золотые руки, чтобы постоянно содержать его в хорошем состоянии, либо иметь достаточно средств, чтобы его постоянно ремонтировать чужими золотыми руками.

Вопрос: Какие программные документы должны, на ваш взгляд, последовать в развитие Концепции?

Ответ: На этот вопрос трудно ответить, потому что сама Концепция – это уже программный документ, т.е. все дальнейшие документы, которые будут развивать четыре базовых направления, определенных в концепции ФЦП, будут, в какой-то мере, не программными, а рабочими документами – руководствами для конкретного пользования.

И опять же хочу подчеркнуть, что оптимизация и рационализация наших действий вступила в активную фазу. Необходимо вернуться к умению быстро и качественно строить, производить относительно дешевую электроэнергию на АЭС, иметь ресурсы для изготовления ядерного топлива, обращаться с отходами так, чтобы это не пугало общественность и не являлось миной замедленного действия на многие десятилетия вперед. Необходимо сконцентрировать силы НИИ на внедрение новой технологии – технологии быстрых реакторов и замкнутого топливного цикла. Все это достаточно простая и ясная программа. И ее можно выполнить!

И в заключение одна старая аксиома: только меняющаяся система может развиваться и сохранять накопленные свойства.

В качестве постскриптума

1. В Японии прикладная атомная наука сконцентрирована в двух институтах – JAEA (государственный) и CRIEPI (организованный энергетическими компаниями). Есть много отделов НИОКР и институтов в компаниях, но это не задача государства. Я сотрудничаю с японскими организациями уже 14 лет, и за это время там проведено две очень серьезных реорганизации (PNC в JNC, и недавнее объединение JNC и JAERI в один институт JAEA). Притом надо помнить, что и блоков у них больше, чем в России, и установленная мощность выше, а научных сотрудников, работающих в ядерной госсфере, намного меньше.

2. Республика Южная Корея (мое мнение). Первоначально с помощью других стран они научились качественно строить, не тратя много средств на перспективную атомную науку. А сейчас, когда атомная энергетика имеет высокую долю в энергобалансе, все активнее выходят с новыми идеями и концепциями в области новых ядерных систем и технологий.

Журнал «Атомная стратегия» № 25, сентябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

10.2008 Выставочная история

М.Ю.Ватагин, к.э.н24-26 сентября сего года в Киеве состоялась традиционная ежегодная международная выставка ТЭК. Учитывая половинную по объему производства значимость для Украины атомной энергетики, ей был посвящен отдельный день, названный ее именем. Почтить приехал Министр со свитой, высокие гости из белокаменной, специализирующие на ядерном топливе и атомном строительстве. Пригласили, пошел. Тем более было три вопроса, на которые более или менее вразумительно могла бы ответить именно эта публика.

11.2008 Об утверждении Регламента Государственной корпорации по атомной энергии Росатом

Регламент Корпорации утверждается Правительством Российской Федерации и устанавливает порядок и правила осуществления государственных полномочий, возложенных на Корпорацию Законом. Согласно положениям Закона Корпорация является уполномоченным органом управления использованием атомной энергии в отношении организаций Корпорации и иных юридических лиц, осуществляющих виды деятельности в области использования атомной энергии, установленные Федеральным законом...

8.2007 Опасные экологи

Дмитрий Верхотуров, «Эксперт online»В Иркутской области завершились летние акции протеста против создания Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске, на базе Ангарского электролизно-химического комбината. 16 августа в Иркутске прошел митинг, который подвел итоги двух лагерей протеста. У экологов две победы – они добились консолидации разных антиатомных движений и получили широкое освещение проблемы МЦОУ в федеральных СМИ.