Санкции против национальной идеи

"12 января министры иностранных дел Германии, Франции и Великобритании - стран, которые вели переговоры по иранской ядерной программе - проведут встречу и обсудят возможные действия Совета безопасности ООН в отношении Ирана, сообщает CNN. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр намерен добиться международного соглашения о передаче вопроса об иранской ядерной программе на рассмотрение Совета безопасности ООН, сообщает агентство Reuters. "Затем мы должны будем решить, какие меры принять, и мы не исключаем никакие меры", - заявил Блэр. Заместитель министра иностранных дел Германии Гернот Эрлер заявил, что страны ЕС не возобновят переговоры с Ираном, пока иранское правительство не возобновит мораторий на ядерные исследования, предусматривающие обогащение урана". (lenta.ru)

Анжелика Бир, депутат Европарламента от фракции «зелёных» (официальное заявление с требованием прекратить «вербальное противостояние» с Исламской Республикой и вернуться к нормальному переговорному процессу):
- Угрозы объявить переговоры провалившимися и передать досье в Совбез являются несостоятельными, так как нет никаких доказательств нарушения Ираном ДНЯО. (IranAtom)

Юрий Юдин, директор Аналитического центра по проблемам нераспространения:
- В последнее время часто говорят о том, что некоторые положения ДНЯО требуют дополнительного укрепления. Говорят о существовании в тексте Договора определенных "лазеек". Наибольшее опасение вызывает возможность того, что некое государство может в рамках ДНЯО развить у себя технологии ядерного топливного цикла - прежде всего, это обогащение урана и переработка ОЯТ, - а затем выйти из Договора и, обладая необходимыми ядерными материалами, знаниями и кадрами специалистов, быстро создать ядерное оружие. При этом следует отметить, что для получения ядерных материалов оружейного качества используются практически те же технологии, что используются в мирном ядерном топливном цикле… Российские официальные лица не раз заявляли, что Россия не хотела бы, чтобы Иран стал обладателем ядерного оружия, и что Россия прекратит сотрудничество с Ираном в ядерной сфере, если будут предоставлены веские доказательства наличия у Ирана ядерной военной программы.

Раджаб Сафаров, генеральный директор российского Центра изучения современного Ирана:
- Иранское руководство и иранское общество сейчас находятся в таком состоянии, что никакими угрозами, никаким давлением или шантажом невозможно остановить Иран в его намерениях обладать ядерными технологиями. Даже если будет прямая угроза вторжения на территорию Ирана, я думаю, Иран не остановится, будет продолжать работы в этом направлении и станет страной с полным ядерным циклом. С точки зрения международного права у иранской стороны есть основания для проведения работ по исследованию мирного атома. Ядерная программа Ирана превратилась в общенациональную идею. (IranAtom.ru)

назад

Материалы из архива

12.2007 Колонка редактора: "Инновационная среда"

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» Как назойливые мухи зреют в массах национальные идеи, жужжат и мешают покою власти. Когда терпение наконец-то кончается, власть объявляет идею федеральной, приобщает к списку  предвыборных мероприятий и реализует на практике.

5.2006 Еще раз о причинах Чернобыльской аварии

Дмитрий Стацура, начальник отдела технической поддержки Представительства ЗАО «Атомстройэкспорт» в г.Ляньюньгане, Китай, e-mail: statsuradmitriy@rambler.ru В последние годы появилось большое количество публикаций, посвященных причинам аварии на Чернобыльской АЭС. Обсуждение этого вопроса продолжается с 1986 года, и до сих пор не сложилось общего мнения. Хотя имеется ряд экзотических гипотез...

11.2006 Духовное первично…

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина» Надежда на ренессанс ядерной энергетики заставила руководителей атомной отрасли, ученых, вузовских преподавателей, студентов обратить внимание на состояние дел в области ядерного образования, имеющего самое непосредственное отношение к кадровой политике в атомной отрасли. В частности, этот вопрос обсуждался на круглом столе, состоявшемся в Санкт-Петербурге в сентябре 2006 года, во время проведения Международного ядерного форума.