Технопарки: взгляд изнутри

Т.Т.Палташев, д.т.н., профессор Северо-Западного Политехнического университета, менеджер по разработке архитектур графических процессоров S3 Graphics Inc., Фримонт, штат Калифорния

В ходе моего короткого визита в Россию в ноябре 2005 года мне было задано много вопросов о развитии технологий и создании технопарков, которые могут стать колыбелью новой российской науки и техники. Причем интерес был повсеместный и, судя по намерениям федеральных и местных властей, их создание является одновременно и приоритетным, и престижным.

Проблема в том, что мало людей в атомной отрасли и вообще в России представляют себе, как работают технопарки и как выглядит современная индустрия высоких технологий. И это следствие того, что 20 лет страна занималась полной перестройкой, и с развалом СССР был нанесен окончательный и смертельный удар по развитию технологий на основе социалистической модели ввиду полного экономического коллапса всей системы.

По прошествии этих лет почти вся социалистическая собственность переделена, при этом число утерянных технологий и уникальных специалистов не поддается никаким подсчетам. Западные страны получили в свое распоряжение огромную армию высококлассных специалистов из бывшего СССР, готовых работать за скромное по их понятиям вознаграждение. Но все это в прошлом, и пилить опилки – последнее дело, нужно думать о завтрашнем дне.

Вопрос теперь в том, что нужно сделать, чтобы восстановить утраченное и построить новое на уже рыночной базе и при других отношениях собственности. Это очень сложная проблема, и для ее решения требуются усилия всех уровней власти, делового сообщества и научно-технической элиты страны. Кроме этого, требуются значительные финансовые ресурсы, которые должны быть использованы оптимальным образом. Попытаюсь внести свой скромный вклад в решение этой проблемы описанием своих впечатлений от многолетней работы внутри одного из крупнейших технопарков мира – Кремниевой долины в Калифорнии.

Сразу оговорюсь, что пересадка американского опыта на отечественную почву не всегда была успешной, и я до сих пор помню очереди за хлебом, возникшие после массовых посевов кукурузы на просторах Сибири и севера России в начале 60-х годов прошлого века. Любую здравую идею всегда можно довести до абсурда, если игнорировать условия, при которых эта идея работает (в данном случае – климатические). Я тоже не могу дать гарантий, что массовое движение по созданию технопарков в каждом городе и поселке не приведет к пустым тратам времени и ресурсов в стране, изнуренной многочисленными и продолжительными социально-экономическими экспериментами.

Так вот собственно Кремниевая долина и является одним из наиболее известных примеров стихийно сложившихся технопарков, оказавших огромный эффект на развитие всей мировой индустрии информационных и биотехнологий. По примеру США каждая уважающая себя страна с приличной системой образования строит технопарки просто огромных размеров (примеры технопарков в Бангалоре, Шанхае, Пекине). Кроме того, на региональном и местном уровне в США каждый уважающий себя университет и штат строят свои малые технопарки и бизнес-инкубаторы. При всей разнице масштабов технопарков в США имеются пять базовых условий (5У), при которых технопарки любых размеров могут быть созданы и успешно функционировать:
• Наличие одного или нескольких университетов с серьезным научно-техническим потенциалом;
• Развитые коммуникации: наземный и воздушный транспорт, надежная проводная и беспроводная связь, неограниченный доступ в Интернет;
• Научно-исследовательская и производственная инфраструктура: помещения для лабораторий и опытных производств, удобные офисы для научно-технического персонала;
• Жилая инфраструктура: гостиницы всех уровней цен, наличие жилья в аренду и для приобретения в собственность, медицинское обслуживание, развитая торговая сеть и сеть общественного питания;
• Общественная атмосфера: расовая и этническая толерантность, отсутствие классовой и конфессиональной вражды.

Американские технопарки являются, прежде всего, оболочкой, в которой может развиваться интеллектуальная активность десятков, сотен, тысяч ученых и специалистов различного профиля из университетов, корпораций, венчурных и внедренческих компаний. И рассмотренные выше условия 5У составляют основу для выжимания максимальной отдачи от каждого исследователя и инженера в рамках выполняемых проектов.

Теперь рассмотрим, чем же занимаются в технопарках и как выглядит инновационная деятельность? Для упрощения восприятия попробую воспользоваться графическим языком, который является более информативным по сравнению с обычным текстом.

На рис. 1 приведена диаграмма состояний проекта, узлы обозначают состояния проекта, а дуги – условия перехода из одного состояния в другое. Кроме этого, имеются блоки трапециевидной и овальной форм, обозначающие внешние условия и ресурсы, необходимые для завершения работ в отдельном состоянии проекта.

Рис. 1. Иллюстрация типичного проекта, выполняемого в технопарке

Здесь все начинается с мысли и идеи отдельного ученого или группы специалистов, а не с приказа по министерству или ведомству, как было принято в административной экономике СССР. В условиях рыночной экономики идеи часто возникают в одном месте, а воплощаются в другом, а многие пилотные проекты также инициируются государственными структурами в рамках открытых тендеров на проведение исследовательских работ и научно-технических разработок. Но в любом случае от момента появления идеи до момента появления продукции имеются несколько основных стадий, которые нуждаются в соответствующем финансировании. Эти стадии условно можно разделить на:
• научно-исследовательскую стадию,
• опытно-конструкторскую стадию,
• производственную стадию.

В реальной жизни может быть все посложнее, но в целом последовательность стадий будет практически всегда такой.

Идея вначале должна быть проработана и проверена на уровне концепции и сравнена с существующими аналогами и конкурентами. Если идея здравая и предполагается коммерческое использование, то необходимы маркетинговые исследования для поиска потенциальных клиентов и заказчиков. Только в этом случае начинается следующая ступень по структуризации и проверке реализуемости идеи. При этом привлекается доступный математический аппарат и средства моделирования для создания формального описания или модели изделия. Важным условием является доступность требуемых технологий, и в случае их отсутствия проект может быть отложен в долгий ящик.

Далее существуют две параллельные ветви проекта – техническая и маркетинговая, которые тесно взаимосвязаны, при этом отрицательные результаты в одной из ветвей могут блокировать другую.

Маркетинговая ветвь включает следующие ступени:
• Маркетинговые исследования;
• Позиционирование будущего изделия на рынке;
• Маркетинг будущего изделия у потенциальных потребителей;
• Заключение контрактов на поставку дистрибуторам (оптовым покупателям) либо конечным потребителям.

Выполнение этих контрактов и получение выручки от реализации продукции приводит к коммерческому успеху проекта, что в принципе и является основной целью. Но к этой цели ведут технические ступени проекта, которые требуют титанических усилий ученых и специалистов, из которых можно выделить самые важные:
• Разработку технических спецификаций и конструкторской документации с выпуском опытного образца, которые возможны при наличии развитых средств автоматизации проектирования и возможностей опытного производства;
• Тестирование и модификация малой серии изделия, которые могут отнять массу времени и сил, что необходимо для подгонки параметров изделия под ожидаемые на рынке;
• Адаптацию изделия для производства и разработку технологической оснастки, которые в некоторых случаях могут потребовать небольших изменений в конструкции для снижения себестоимости производства. При этом необходимым является изготовление оснастки и получение лицензий на производство некоторых компонентов от владельцев технологии;
• Массовое производство изделия на рынок, предусматривающее свободный подвоз комплектующих и вывоз готовых изделий с минимальными издержками.

Разумеется, проект может быть всегда прерван по желанию инвесторов при получении отрицательных результатов на любой ступени обеих технической и маркетинговых ветвей и неуверенности в последующих положительных результатах. Обычно для снижения финансовых рисков принята многораундовая система финансирования, каждая ступень может иметь свой раунд, либо несколько раундов, если ступень достаточно длительная во времени.

Такая упрощенная схема позволяет понять особенности деятельности многочисленных компаний и лабораторий, т.е. резидентов, находящихся на территории технопарков. Теперь поговорим о самих технопарках, каких видов они бывают, кто их создает и кто владеет ими.

Рис. 2. Формы собственности технопарков

На рис. 2 представлены четыре вида технопарков, которые различаются задачами, стоимостью основных фондов и операционными затратами на функционирование:
• Научно-технический инкубатор небольших размеров, который может быть создан при университете, муниципалитете или совместно;
• Научно-исследовательские технопарки средних размеров при университетах, созданные совместно с правительством штата или муниципальными образованиями. Существуют также центры технологий, организованные совместно университетом и крупной корпорацией;
• Конструкторско-технологические технопарки средних и крупных размеров, созданные федеральными властями (национальные лаборатории), корпоративные технопарки, либо совместные с федеральными или местными властями;
• Производственно-технологические технопарки в корпоративной собственности, иногда это могут быть власти штата или муниципальные образования.

Следует различать владельца технопарка и компании, которые обеспечивают оперативное управление собственностью. Как правило, федеральные власти перепоручают управление технопарками крупным университетам, а местные власти – частным компаниям или специально созданным фондам. Это относится к зданиям, сооружениям и инфраструктуре, которые нуждаются в постоянном поддержании в работоспособном состоянии.

Большинство оборудования в технопарках принадлежит компаниям-резидентам, в случае крайне дорогого оборудования оно может принадлежать федеральному правительству или университету. Как правило, такое оборудование может использоваться в режиме разделения времени многими резидентами технопарка.

Теперь поговорим о резидентах технопарка, т.е. тех, кто именно проводит исследования и разработки в оболочке технопарка, представленной владельцами. Без этих резидентов технопарк является просто мертвым набором зданий и сооружений непонятного назначения. На рис. 3 представлена диаграмма потенциальных резидентов для всех вышеперечисленных типов технопарков.

Рис. 3. Резиденты технопарков

Резидентами небольших научно-технических инкубаторов, как правило, являются академические лаборатории и отдельные достаточно крупные исследовательские группы, которым тесно в пределах основных лабораторий кафедр и факультетов университетов. Очень часто крупные компании организуют совместные лаборатории, в которых проводятся узконаправленные исследования по отдельным проблемам. Я считаю необходимым также рассказать некоторые детали об организации подобного рода исследовательских групп, и кто является основной интеллектуальной рабочей силой в проектах. Спецификой организации научных исследований в США является ориентация на университеты, и системы институтов, похожей на Российскую Академию наук, в США просто нет. При этом основными работниками являются аспиранты и студенты магистратуры.

Организации исследовательских групп присуща некоторая иерархия, которую я попробую в форме шутки проиллюстрировать сравнением с традиционным рабовладельческим обществом древнего Рима. Самый верх иерархической пирамиды принадлежит профессору, который является научным руководителем нескольких проектов, и на котором лежат обязанности обеспечения финансирования работы всей пирамиды. Назовем его условно «патрицием». На следующем уровне находятся ответственные исполнители из числа доцентов и ассистентов со степенью доктора, которые ответственны за работы по отдельным проектам, назовем их условно «всадниками». Под их руководством находятся постдоки, которые недавно защитили диссертации и проходят дальнейшее повышение научной квалификации, назовем их «надсмотрщиками рабов». На следующем уровне находятся аспиранты, которые и являются «рабами» – основной производительной силой американской науки. Самый нижний уровень – студенты магистратуры, которых можно отнести к категории «помощников рабов», которые выполняют отдельные работы в пределах своей квалификации. Иногда к работам привлекаются студенты-бакалавры, обычно особо выдающиеся. Спецификой корпоративных лабораторий при университетах является использование недорогой рабочей силы студентов для тестирования промежуточных версий продуктов и других вспомогательных задач типа разработок демонстрационных приложений продукта.

Целевые и междисциплинарные лаборатории, как правило, связаны с университетами и ориентированы на определенную проблемную область технологии, и могут включать в состав специалистов-практиков и инженеров-разработчиков. Малые венчурные компании являются небольшими группами инженеров, объединившимися для разработки определенного проекта, на основе полученного финансирования или собственных средств. Корпоративные лаборатории – это замкнутые исследовательские группы, работающие в структуре корпорации и имеющие обычную производственную организацию внутри с отдельными привлеченными специалистами из университетов. Резидентами конструкторско-технологических технопарков могут быть малые венчурные компании, корпоративные инженерные подразделения и внедренческие фирмы, которые выполняют контракты по продвижению определенных продуктов на рынок. Эти резиденты достаточно далеки от академических принципов организации работы и управляются методами традиционного корпоративного менеджмента. Это же относится к еще более крупным резидентам производственно-технологических технопарков, которые являются обычными малыми и средними промышленными предприятиями или производственными подразделениями крупных корпораций.

Теперь поговорим о финансировании деятельности резидентов технопарков, а также самой инфраструктуры технопарков, которые должны рассматриваться отдельно. На рис. 4 приведена диаграмма с источниками финансовых ресурсов для резидентов технопарков. Источники могут существенно различаться в зависимости от разновидности резидента и его продукции.

Рис. 4. Финансирование деятельности резидентов технопарков

Резиденты научно-технических инкубаторов и научно-исследовательских технопарков в основном финансируются различными грантами, начиная от федерального национального научного фонда и управления перспективных исследований Пентагона, других федеральных ведомств и заканчивая грантами отдельных штатов и муниципальных образований. Некоторые корпорации также финансируют исследования, проводимые в лабораториях технопарков при университетах. Сюда же следует отнести венчурных капиталистов. Есть также и состоятельные частные лица, которые финансируют отдельные исследования, особенно это популярно в области медицины и биологии. Самые крупные объемы финансирования научно-исследовательских работ в виде грантов на конкурсной основе проходят через федеральные ведомства (десятки миллиардов долларов с учетом оборонных исследований). Разумеется, эти миллиарды попадают не только в технопарки, но и используются напрямую университетами и корпорациями. Власти штатов и муниципалитеты имеют существенно меньшую возможность финансирования и, как правило, ограничиваются финансированием небольших прикладных исследований. Частные гранты и инвестиции, как правило, направлены на решение конкретной задачи, хотя их объем иногда может существенно превышать возможности местных властей.

В связи с войной в Ираке были существенно уменьшены бюджеты национального научного фонда и расходы федеральных министерств и ведомств на научные исследования, конкуренция за любые финансовые ресурсы существенно обострилась. Каким же образом исследовательские группы и лаборатории добывают средства на свою деятельность? На каждый финансовый год объявляются программы, в рамках которых производится финансирование научно-исследовательских работ, и принимаются предложения от потенциальных исполнителей по требуемой форме. Так вот, деятельность «профессора-патриция» как раз и заключается в подготовке и правильном оформлении вот таких предложений, что отнимает массу времени и сил. Причем с учетом ожесточенной конкуренции нужно подавать разные предложения одновременно во многие программы и ведомства, так как вероятность отказа достаточно велика. А без средств невозможно содержать «постдоков-надсмотрщиков» и «рабов-аспирантов». Поэтому и «профессора-всадники» исписывают сотни тонн бумаги (разумеется, электронной), составляя эти предложения и отсылая их за подписью «профессора-патриция» в различные фонды и ведомства. Дальше максимально используется научный авторитет и связи «профессора-патриция», чтобы повысить шансы положительного результата рассмотрения хотя бы одной заявки. Но в целом это тяжелая работа, которую необходимо делать всегда, чтобы остаться «на плаву». Вообще легких денег для науки нет нигде, США не исключение.

Совершенно аналогичная история с программами штатов и муниципальных властей, надо суметь доказать, что именно вы сможете выполнить то, что хочет получить спонсор программы. При этом важное значение имеет предыстория и технические достижения исследовательской группы. Выбивание средств из венчурных капиталистов и частных инвесторов является еще более сложным занятием, которое требует детального технического представления проектов, дополненных маркетинговыми исследованиями и детальным бизнес-планом, в котором нужно показать возврат вложений инвестора и возможные прибыли. Переговоры с такими инвесторами напоминают словесную эквилибристику, когда без раскрытия важных технических деталей нужно доказать перспективность проекта. А детали нельзя раскрывать потому, что часто патентование идеи или ее реализация занимает достаточно длительный срок и требует существенных расходов, на которые без гарантий реализации проекта часто не имеет смысла идти. При этом инвесторы используют многоступенчатые или многораундовые схемы финансирования, которые уменьшают риск потерь в случае провала проекта. После краха массы венчурных проектов и компаний в области информационных технологий в начале 2000-х гг. венчурные капиталисты в США стали крайне осторожными, и получить венчурный капитал для проектов, например, в области ИТ очень тяжело.

Теперь несколько слов о продукции технопарков. На рис. 5 приведена диаграмма с продукцией технопарков различного типа, где можно видеть, что только в случае производственно-технологического технопарка мы имеем реальную продукцию в виде массовой серии изделий. Во всех остальных случаях это интеллектуальная собственность в различной степени детализации.

Рис. 5. Продукция резидентов технопарков

Инкубаторы производят начальное концептуальное описание, детальные научно-технические отчеты, статьи в научных и технических журналах, электронные публикации. Причем спонсор проекта устанавливает требования на публикацию результатов. Например, гранты национального научного фонда в большинстве случаев требуют публикацию результатов в открытых источниках, некоторые гранты федеральных ведомств ограничивают публикацию результатов в общедоступных журналах и электронных средствах. Но в любом случае интеллектуальная продукция принадлежит спонсору – правительству, организации или частному лицу. Права исполнителей проекта оговариваются специальным соглашением.

По мере структуризации и детальной проработки идеи или разработки обычно производится патентование основных принципов, если это является уникальным и разработано впервые. Патент на разработку является уже серьезным легальным оружием, защищающим владельцев патента от копирования разработки кем-либо другим. Причем следует различать самих изобретателей и владельцев патента, во многих случаях это могут быть разные люди и организации. Например, я как изобретатель, имею 6 американских патентов, но все они принадлежат компании, в которой я работаю. Почему? А потому, что все изобретения были сделаны в рабочее время в рамках разработки нового поколения процессоров.

Другим типом интеллектуальной собственности являются технологии ноу-хау, которые детально описывают изготовление изделия, тестирование и массу другой полезной информации, необходимой для производства изделия в любой точке мира. И этот тип интеллектуальной собственности является результатом полного цикла опытно-конструкторских работ и часто наиболее трудозатратным. Это типологии микросхем, программы станков ЧПУ, технологическая документация и так далее. Ценность этой продукции технопарков трудно переоценить, ведь именно технологии ноу-хау являются главным двигателем бесчисленных заводов в Китае и Мексике, производящих продукцию, разработанную в США. При этом персонал этих заводов совершенно не в состоянии понять, что же они производят и как воспроизвести аналог такого изделия.

Владельцами такого рода интеллектуальной продукции являются корпоративные структуры и венчурные фирмы, которые вложили средства в разработку нового продукта, но часто не занимаются производством и реализацией, а продают только технологии. Вкратце это все на уровне концептуального описания технопарков и научно-технического бизнеса в США. Механизм этот работает достаточно хорошо, но становится все более затратным, и с развитием Интернета и цифровой связи многие ведущие компании начали переводить часть исследовательских и опытно-конструкторских работ в другие страны, где имеются дешевые интеллектуальные ресурсы. Как крупные, так и средние компании открывают свои филиалы в Индии и Китае, где имеются практически неисчерпаемые ресурсы рабочей силы. Например, наша компания S3 Graphics открыла филиал в Шанхае, где уже работают почти сотня инженеров и с каждым годом их число растет. Конечно, это приводит к потере высокооплачиваемых рабочих мест в США, но для России эта тенденция является положительной, так как приводит к созданию рабочих мест для ученых и инженеров непосредственно в России.

Теперь выскажу свое мнение по поводу создания технопарков в закрытых территориальных образованиях (ЗАТО) Росатома. Оно базируется на тех условиях 5У, описанных в самом начале статьи, при которых нормальный и самодостаточный технопарк может быть создан, существовать в длительной перспективе без серьезных финансовых вливаний из федерального и местных бюджетов. Разумеется, в России существуют определенные сложности в виде низкой мобильности населения и слаборазвитого рынка жилья, что не позволяет в полной мере использовать опыт Министерства энергетики США по решению проблем ядерных городов. Как правило, все высококвалифицированные специалисты выехали в другие города по мере свертывания работы над ядерными проектами.

В российских условиях такая задача выглядит гораздо сложнее, но не является в принципе неразрешимой при наличии воли и средств. Мне очень сложно рекомендовать, что именно нужно делать, так как я много лет работал за пределами России. Легче, наверное, сказать что, на мой взгляд, делать не следовало бы.

Теперь попробую описать то, что, на мой взгляд, лучше не делать. Это можно сформулировать как 5Н по аналогии с предшествующими 5У:
1. Нельзя строить в ЗАТО богадельни в виде технопарков, где оставшиеся не у дел физики и инженеры будут доживать свой век за решением высосанных из пальца чиновников проблем, причем за счет бюджета. Это разлагает людей и может поделить специалистов на «чистых » и «нечистых» в случае продолжения в ЗАТО уменьшенного объема работ по оборонной тематике.
2. Нельзя полагаться только на профиль градообразующего оборонного предприятия и предоставлять сокращенным специалистам единственный выбор в виде работы по профессии в технопарке на базе этого предприятия. Часть высвобождаемых площадей и ресурсов должна быть использована для бизнес-инкубатора, где высвобождаемые специалисты могли бы попробовать себя в качестве частных предпринимателей по любому профилю. Должна быть предусмотрена соответствующая программа льготных кредитов.
3. Нельзя считать, что оболочка технопарка первична, а резиденты вторичны. В условиях ЗАТО местные кадры решают все. При отсутствии дееспособных групп специалистов создание технопарка становится бессмысленным и может быть инкубатора для малого бизнеса будет вполне достаточно.
4. Нельзя считать, что сохранение режима закрытости города будет способствовать развитию многопрофильного технопарка и привлечению инвестиций.
5. Нельзя считать, что все сокращенные специалисты захотят остаться жить в ЗАТО после увольнения. Необходимо представить в качестве возможного выбора помощь в переезде в другой город и ипотечный кредит.

Хотел бы подчеркнуть, что высказанное выше мое мнение основывается скорее на здравом смысле и жизненном опыте, нежели на каких-то научных построениях. В каждом конкретном случае может быть свой набор аргументов.

Теперь посмотрим, что же можно сделать с условиями существования технопарка 5У в условиях ЗАТО? Удаленность и транспортная недоступность ЗАТО является серьезной и комплексной проблемой, но подключение к современным цифровым средствам связи и скоростным каналам Интернета могут значительно смягчить эффект расстояний и территориальной изолированности.

На мой взгляд, это должно быть главным приоритетом для всех ЗАТО ввиду относительно небольших затрат по сравнению с развитием транспортной инфраструктуры. Развитие коммуникаций создает возможность удаленной работы части инженеров на работодателей, находящихся за пределами ЗАТО. Например, при перепрофилировании части инженеров в ИТ-специалистов возможна их работа в режиме аутсорсинга. При этом они в принципе могут не нуждаться в специальных помещениях и работать прямо из дома. Разумеется при условии создания развитой компьютерной сети внутри самого ЗАТО и подключения этой сети к внешнему миру.

Другим существенным элементом является качество рабочей силы, которое во многом определяется наличием высших учебных заведений или их филиалов, которые в состоянии обеспечить приток свежих умов в технопарк. Сложность современных технологий требует высокой диверсификации подготовки инженеров, и специализированность локальных учебных заведений ЗАТО не может гарантировать покрытия всех необходимых специализаций. Поэтому должны быть созданы возможности по привлечению требуемых специалистов из других городов и даже стран.

Поэтому необходимо иметь в ЗАТО некоторое количество жилья в аренду для размещения приезжих специалистов. Уровень зарплаты таких специалистов должен несколько превышать средний уровень оплаты их труда в тех городах или странах постоянного проживания. Это позволит стимулировать их приезд на работу в технопарк ЗАТО.

Несколько слов по необходимости модернизации научно-исследовательской и производственной инфраструктуры и стоимости ее содержания. Вполне вероятно, что в рыночных условиях стоимость поддержания старой инфраструктуры может оказаться непомерной для технопарка и его резидентов. Причем в условиях холодного климата простое отопление старых зданий может привести к непомерным расходам на содержание. Аналогичная ситуация может возникнуть в жаркое время, когда для правильной работы оборудования необходимо поддерживать нормальную температуру в зданиях. Поэтому модернизация зданий и сооружений обязательно должна включать максимальную энергетическую эффективность с учетом удорожания энергоресурсов в ближайшем будущем. Другим вопросом является обеспечение комфортности работы персонала резидентов технопарка. Инженеры и ученые часто работают в режиме удлиненного рабочего дня и рабочей недели, я, например, вообще забыл, когда работал 8 часов в день. Поэтому при модернизации должны быть предусмотрены хорошо оборудованные комнаты отдыха с кухнями, холодильниками для полуфабрикатов. Комната для спортивного отдыха должна включать как минимум стол для настольного тенниса, полный набор тренажеров помог бы поддерживать физическую форму и интеллектуальную продуктивность персонала на высоком уровне.

Хотелось бы также отметить важность общественной атмосферы в ЗАТО, так как в малых городах просто некуда спрятаться, если эта атмосфера не является комфортной. Наличие уличной преступности и неприязнь к приезжим может начисто похоронить желание внешних партнеров сотрудничать с резидентами технопарков даже после их первого визита в ЗАТО. Например, нынешняя репутация города Воронежа с его регулярными убийствами иностранных студентов, не позволяет даже представить себе создание там технопарка с международным участием.

Фашиствующие банды подростков нанесли существенный ущерб Санкт-Петербургу, и руководство города, наконец, приравняло их деятельность к террористам. И это, в первую очередь, экономический ущерб в виде многих миллионов долларов потерянных инвестиций и тысяч не созданных рабочих мест.

Журнал «Атомная стратегия» № 20, январь 2006 г.

назад

Материалы из архива

7.2006 Новое решение проблемы безопасного хранения отработавшего ядерного топлива

Самаров В.Н., д.т.н., Хомяков Е.И., к.т.н, Непомнящий В.З., к.т.н. «Лаборатория Новых Технологий»; Левин Б.В., чл-корр. РАН (Дальневосточное отделение); Романовский Н.Н., проф., МГУ Сегодня Россия демонстрирует готовность взять на себя ответственность за одну из самых важных составляющих мировой стабильности – энергетическую безопасность...

11.2009 Щит будущих поколений

Евгений Трифонов, gazeta.ruОдин из главных вопросов оборонной политики России – разумно ли ядерное разоружение страны в условиях появления все новых и новых ядерных держав. Чуть более полумесяца остается до 5 декабря, когда Россия и США должны представить согласованный Договор по стратегическим наступательным вооружениям, но сблизить позиции двух стран пока не удается. Вашингтон желает сохранить жесткий контроль над российскими мобильными межконтинентальными баллистическими ракетами «Тополь», с чем не согласны в Москве.

11.2009 Инвестиционные решения

А.Б.Крутик, д.э.н., профессор,  Заслуженный деятель науки РФ; Никольская Е.Г. , к.э.н, Решетова М.В., к.э.н.,  Санкт-ПетербургСоздание новых и реконструкция старых предприятий, строительство жилья, других объектов социальной сферы, создание новых рабочих мест зависит от процесса инвестирования. Источником инвестиций являются сбережения, представляющие собой располагаемый доход за вычетом расходов на личное потребление.Инвестиции будут выгодны только в том случае, когда ставка банковского процента не превышает ожидаемой нормы прибыли, иначе инвестору выгоднее размещать свои средства на банковских счетах.